По дате публикации за всё время
сортировать по времени
cортировать по

Директор подвала

Ну, раз нравятся тут истории про котиков, нате тада.
Появился он неожиданно. Как-то днём под окном услышали настойчивый и протяжный мяв. Живём на первом этаже. Выглянули и обалдели: на задних лапах, передними опираясь на стену, стоял котяра. В меру упитанный, рыжий и пушистый. Он смотрел прямо в глаза и протяжно мяукал. Ну почему именно к нам? Мы подобрали кое-что из продуктов и начали его кормить, прямо из окна. Котяра не просто жадно ел, он жрал с каким-то кошачьим рыком. Когда насытился, неспеша пошёл и юркнул в дырку в асфальте. Обана! Здесь хочу пояснить. У нас в многоквартирном доме все подвальные окна заварены или зарешечены так, что даже крыса не пролезет. На дырку между цоколем и отмосткой никто не обращал внимания, а она, как оказалось, прямиком вела в подвал. Ну всё, капец, теперь в подвале будет кошатня и блохатня. Однако, уже намного после, в подвале кроме Рыжика так никого и не было. Мало того, как то кошка залезла в подвал через ту дырку и окотилась там. Очень скоро она вынесла всех котят из подвала и сама ушла. А уж про котов вообще молчу: все коты обходили наш дом стороной. Подошло время обработки подвала от блох, тараканов, клопов, грызунов. Ну и мы накупили спецшампуней и поймали Рыжика. Купали его в трёх водах. Орал он громко и долго, но не царапался. Вымыли всех блох и всю грязь. Кот оказался кастрированный, значит раньше был домашний. Кроме того, когда высох, был обалденно мягким и пушистым. Когда подвал после травки проветрился мы его выпустили. Так полгода и жили: кот сторожил подвал, мы его кормили вкусняшками. Навсегда домой его забрать не могли – аллергия, мебель, сигнализация, часто надолго из дома уезжали, да и директор подвала был нужен. Вообще-то такие полудикие коты очень осторожны, фиг поймаешь, фиг задавишь. Но волей случая какой-то гад умудрился Рыжика задавить, прямо перед окнами. Плакали мы все, даже я. Виновника не нашли. А дырку я сразу замуровал. Вот такая грустная история на весёлом сайте. Извините.
Рассказчик: Сердж

Джулия Рум - «Недовольный кот»

Вот уже который год
Недовольный ходит кот.
Ну а как же по другому?
Хулиган завёлся дома.
С Вовкой нужен глаз да глаз,
Пойман котик был не раз.
Не даёт коту покоя,
Вытворяет с ним ТАКОЕ...
Ах, негодник этот Вовка
Ухватил за хвостик ловко.
И почти что без хвоста
Он загнал на шкаф кота.
"Вот когда не будет папы,
Отомщу когтистой лапой."
Будет Вовка этот знать,
Как за хвост кота таскать.

Жозе Дале - «Катин адрес»

Зима опустилась на город как-то неожиданно – к ночи подморозило, схватив ледком редкие лужицы, оставшиеся от позавчерашнего дождика. Прохожие пробегали мимо, опустив головы – они спешили скорее нырнуть в тепло, подальше от ноябрьской стужи и темени. Желтые, манящие зевы подъездов открывались, пропускали их и снова захлопывались, чтобы не тратить тепло попусту.
Скрипнули шины, и в темном дворе хищно вспыхнули автомобильные фары, словно высматривая нелегалку, затаившуюся между бордюром и мусорным баком. Уж они-то знали, что она не имеет права здесь находиться. Марыся беззвучно отползла подальше и спряталась в тени, выжидая, пока мотор всхрапнет в последний раз и заглохнет. Она тоже знала, что без человека эта злобная громадина превращается в кучу мертвого железа.
Всё так и вышло. Фары погасли, и двор погрузился в темноту – тогда Марыся решилась выйти и осмотреться. Если её сведения верны, то сразу за домом должна была быть большая бетонная стена, которую она и разыскивала последние несколько дней, невзирая на голод и заморозки.
От асфальта тянуло мертвенным холодом, он, как вампир, выпивал тепло и силы из костлявого кошкиного тельца – она уже и сворачивалась калачиком, и подбирала под себя лапы, но ничего не помогало. Только движение могло спасти её в такую погоду. Ну, или миска горячей еды.
Размечталась, одноглазая… Марыся шмыгнула вдоль дома. Левый глаз и правда болел, заплывал гноем, и она уже не могла разлепить веко. Идти по земле было так же неприятно, как и по асфальту - чахлые бледные травинки обледенели, превратившись в острые лезвия, жалившие лапы. И холод, холод, холод… который, наверное, никогда не кончается. С тех пор как Марыся попала на улицу, холод стал её постоянным спутником.
Даже странно было сознавать, что когда-то у нее была другая жизнь, своя квартира, тёплая постель и даже игрушки.
А потом… Суп с котом. Марыся не любила вспоминать об этом. Чем больше думаешь, рвешь себе сердце, тем тебе же хуже – на улице никто никого не жалеет. Если хочешь выжить, умей вертеться и быть незаметной, а свои страдания можешь засунуть себе в задницу. Она так и делала, до конца октября, пока не почувствовала, что сил больше не осталось. Голод, холод, а самое главное – непонятная ей самой тоска довели ее до ручки. Оно ведь как бывает: сначала ты плохо себя чувствуешь, и тебе лень умыться, встать и куда-то идти в поисках еды, а через неделю – оп! И ты уже паршивая доходяга, которую заедают блохи, и которую люди убивают, едва завидев:
- Она лишайная!!! Не трогай её, а то заразит чем-нибудь! Куда ЖЭК смотрит??
Вот поэтому Марыся передвигалась только по ночам. Кто-то из подвальных жителей шепнул ей, что на Великой Бетонной Стене, которая тянется до края земли, а то и дальше, есть надпись. Тайная, на старинном кошачьем языке, на котором говорили священные египетские кошки, похожие на эбеновые статуэтки. А также абиссинские чародейки и даже царственные вавилонские красавицы, пра-пра-прабабушки сегодняшних персов. Но кто мог сделать такую надпись в бесконечно сером промышленном городе? И какой толк был в тайнописи для простой бездомной мурки, своего-то мурлыканья не разбиравшей?
Марыся не знала, как она найдёт эту надпись, и, даже если найдёт, то как прочитает древний язык? Ей сказали, что на стене начертан адрес, по которому может прийти самая последняя паршивая кошка, самая больная и голодная, и ей обязательно помогут. Марыся не была настолько легковерна, чтобы принимать все подряд за чистую монету, но с неделю назад она вдруг поняла, что пора. Жизни в ней осталось ровно настолько, чтобы попробовать последнее средство. Тогда она и тронулась в путь.
Великая Бетонная Стена тянулась через всю землю (или почти через всю – информация была противоречивая), но, насколько хватало единственного здорового глаза, Марыся видела унылую серую ленту. И как искать на такой громадине какой-то адрес? Она шла вдоль стены, стараясь прижиматься как можно ближе к бордюру, чтобы не попасть под колеса случайного автомобиля - отсюда было очень плохо видно. Стена была грязная, исписанная всякой всячиной, но чаще всего попадалась одна и та же надпись из трех букв. Марыся задумалась – может, она и есть знак? Но потом вспомнила, что видела ее на стенах домов, подъездах и даже деревьях – не может священный адрес быть накарябанным где попало.
Она уходила все дальше и дальше, маленькая грязная кошка на пустой улице, внимательно рассматривавшая стену. Ни одна звезда на небе не зажглась, чтобы немного посветить и облегчить ей поиски, но Марыся не жаловалась, она только боялась пропустить несколько самых важных строк.
Утром город накрыла всепобеждающая серость. Она выползала из подворотен липким туманом, клеилась к подошвам и лезла за воротники. Люди надевали свои самые хмурые лица, чтобы, не дай бог, не быть заподозренными в улыбке, толкались на автобусных остановках и хлопали дверями автомобилей. Город ожил и заспешил, засуетился, понемногу привыкая к наступившей зиме.
Марыся снова была в пути. Она глазам не поверила, когда священные письмена показались на щербатом бетоне. А главное – всё было понятно и без лингвистических познаний: язык вавилонских и древнеегипетских кошек говорил ей ясно и просто, что нужно идти на улицу такую-то, в дом такой-то. И все. Она сначала возликовала и бросилась прочь, но тут же вернулась и долго стояла, перечитывая надпись снова и снова – только бы не забыть ничего и не перепутать, для Марыси в этом адресе заключалась её последняя надежда.
К концу дня она добралась к указанному дому, окончательно обессилев. От заплывшего глаза стала болеть голова, и кошка постоянно дергала ей, как будто стряхивала с себя что-то - вот сейчас точно нельзя было попадаться людям на глаза.
Искомый дом представлял собой огромное серое сооружение с бесчисленными подъездами, в котором даже двери мусоропроводов были железными. Навесные замки грозно щурились на незваную гостью и поскрипывали злобно: не подходи, ступай прочь, блохастая… Марыся обошла дом столько раз, сколько смогла, но нигде не увидела даже самой маленькой дверцы. Вентиляционные отверстия в подвале были заделаны насмерть – узкие дырочки в крышках не пропустили бы даже Марысино костлявое тельце. Все предусмотрели люди, чтобы обезопасить себя от нелегального вторжения.
А как хорошо было бы сейчас забраться в подвал, прижаться к тёплой трубе отопления, и помереть! Марыся больше ничего не могла, казалось, она шла всю жизнь, но перед ней всё так же вздымалась Великая Бетонная Стена, и не было ей ни конца, ни края. Она залезла на канализационный люк, поджала отмороженные лапы и с последней, отчаянной надеждой обвела глазом каждое окно. А вдруг откроется? Но огромный серый дом даже не смотрел на грязное тощее существо, и совершенно не интересовался кошачьими легендами и надписями на заборах.
И Марыся заплакала. Громко, некрасиво, в голос. Она сидела на канализационном люке и рыдала, чувствуя, как сердце в груди разрывается. Какая же она была дура, чтобы поверить в какой-то волшебный адрес, где её примут, накормят, обогреют. Уж лучше бы сидела в своем подвале, глядишь, выгадала бы у жизни ещё несколько беспокойных дней. А теперь только помирать, здесь, на этом люке – и хоть закричись и разломись надвое, ни одно окно не откроется. Небо не слышит бездомных кошек, оно говорит на другом языке.
Катя подошла к окну и отдернула занавеску:
- И чего она разоралась? Страшилище… Откуда она такая выползла?
Сашка предостерегающе поднял палец.
- Даже не думай.
Катя вздохнула и отвернулась к плите, поставить чайник. Он прав вообще-то, и так в доме сейчас семь кошек, и все подобрыши, больные-переломанные. Куда ещё одну?
- Смотри, у неё с глазом, что ли, что-то?
- Я тебе сказал.
- Да ты посмотри. Не, ну точно, лихо одноглазое. А как орёт-то! Будто её режут…
Муж промолчал и щёлкнул пультом от телевизора, но даже сквозь гул толпы болельщиков ЦСКА доносились с улицы отчаянные кошачьи вопли. Катя кусала губы – ну вот что делать, ну реально некуда её брать. Невозможно помочь всем, это она понимала, но проходить мимо, отключив сердце, пока не научилась. Господи, как хорошо живется нормальным людям, которые копят на силиконовые сиськи и отпуск в Таиланде!
Сашка прибавил звук, потом ещё, а потом Катя осознала, что на всю кухню нечеловечески вопит Дмитрий Губерниев, а её муж сидит, уставившись в стену и сжав кулаки.
- Чего сидишь, иди забирай дуру, а то ее сейчас пришибет кто-нибудь. Только оденься, на улице дубак.
Катя порхнула в прихожую легче, чем балерина из Большого. Быстренько накинула пуховик и, закрывая дверь, услышала, как Сашка выключил телевизор и пробормотал сквозь зубы:
- Ничего не понимаю. Чего они все сюда прутся, как будто наш адрес специально для кошек на стене написан...

Форнит - «Кошка не засыпает, кошка людей считает»

Кошка не засыпает… Кошка людей считает,
Это её забота – все ли пришли с работы…
Кошка уходит в штопор, слыша хозяйский топот,
Ждёт на окне в цветочках, он её дразнит «дочкой»,
Лакомства и игрушки носит своей подружке,
Хоть называли Муркой, стала ему дочуркой,
Только грустит немного, пока «отец» в дороге,
Тихо сидит под дверью, ждёт и конечно верит.
Кошка прядёт ушами, стоит вернуться «маме»,
Думает про хозяйку, будто она зазнайка,
Часто детей ругает, часто в Донецк сбегает,
Взяв саквояж с ветровкой, снова в командировку.
Только порой ночами Мурка по ней скучает,
Это такая драма, если в отъезде «мама».
Мурку зовет «сестричкой» рыжая Вероничка,
Часто ее от скуки тянет к себе на руки,
Кошке порой подружка шепчет секрет на ушко,
В мисочку для прикола ей наливает колу,
В прятки вдвоем играют, вместе часы считают,
Ждут у дверей упрямо папу домой и маму.
Кошка не засыпает… Кошка до трёх считает…

В США кошка чуть не умерла от собственных дредов

В американском Питтсбурге, штат Пенсильвания, кошка могла умереть от веса собственной шерсти, если бы её вовремя не обнаружили ветеринары и не постригли. Об этом пишет The dodo.
Хозяин кошки по кличке Хайди, пожилой мужчина с болезнью Альцгеймера, не мог обеспечить ей должного ухода. Шерсть кошки свалялась в огромные дреды, которые весили около килограмма.
После того, как мужчину отправили в дом престарелых, кошку обнаружили социальные работники.
Из-за большого веса шерсти кошка испытывала боль и была напугана. Ветеринары вынуждены были стричь животное под общим наркозом.
После стрижки Хайди выглядит гораздо более счастливой и здоровой. Теперь она живёт в семье нашедшего её соцработника.

Весна близко...

— Прикинь, вчера вечером лежу, уже засыпаю, и вдруг по крыше что-то такое съезжает — быдыщщщь! Я аж подпрыгнул!
— Да это снег свалился, тает же все...
— Ага, снег... Выхожу утром, а под моими окнами в сугробе глубокий такой ОТПЕЧАТОК КОТА! И следы, явно по сугробу прыгал. То есть он шел по крыше и вместе с пластом снега съехал!
— Весна близко...
Рассказчик: Дитя

Подслушано

Подслушано | Секрет #111321

Наша кошка безумно любила детей. Когда младший брат, а затем и сестра плакали, и взрослые не могли успокоить (например, закапывали капли в нос), кошка думала, что детей обижают, и начинала кидаться на родителей. При этом она защищала малышей и вылизывала им лоб, чтобы успокоить, раз у идиотов-людей не получалось. Если её за это наказывали, шла на подоконник и демонстративно опрокидывала мамины цветы.

Имена «бывших» написали внутри лотка для кошек

Имена «бывших» написали внутри лотка для кошек. Что?! Да!

Теперь им, конечно, придется несладко.

В котокафе Crumbs & Whiskers в Лос-Анджеле и в Вашингтоне в течение февраля все желающие могут принять участие в необычной акции: человек жертвует заведению $5, а за это сотрудники кафе пишут на двух кошачьих лотках имя его бывшего или бывшей.

В конце месяца, когда лотки будут полностью исписаны, их передадут кошкам «в использование». Действие кошек будет заснято на видео и опубликовано в соцсетях, чтобы человек, сделавший пожертвование, мог убедиться в произошедшем.

Владелец кафе Канчан Сингх рассказывает, что эта идея пришла в голову, когда посетители рассказали о том, что воспринимают февральский праздник — День святого Валентина — как грустный и «разочаровательный».

Отправить имя может любой человек вне зависимости от его местоположения. Все вырученные деньги пойдут в фонд спасения кошек и на содержание питомцев в котокафе. Как говорят некоторые пользователи, котики точно лучше, чем их бывшие.

Чтобы не сократили пайку

Утро на кухне, кошка выпрашивает еду. Я положила, она поковырялась, не доела, начала уходить из кухни. Говорю мужу: "Что-то кошка перестала еду доедать. Наверное, надо ей сократить пайку". Муж согласился со мной. Кошка, практически вышедшая из кухни, остановилась, испуганно посмотрела на нас, подошла к миске, доела. Все-таки они понимают человечий язык))
Рассказалa: И.И.

У нас много историй и другого креатива, листай дальше!