По дате публикации за всё время
сортировать по времени
cортировать по

"Кот и мышки". Дядя Игорь

Кот говорит:
- Люблю мышей я!
У них хорошенькие шеи
И лапки, и хвосты, и ушки.
Я жду вас, серые подружки!

Смеются мышки:
- Кот - хитрЮга!
Не нужно нам такого друга!
И нам сказали мышки-папы,
Что у кота когтисты лапы,
Что у кота большой живот.
Мы убегаем! Ясно? Вот!

"Укушенная. Приключения сумасшедшей кошатницы". Наталья Воротынцева

В нашей семье появился третий кот. Его на время приютил мой сын Леша и обещал держать в своей комнате и не выпускать. Но Сеня - так зовут рыжего постояльца - дважды вырывался и нападал на мою Нику. В первый раз она прокусила ему ухо, во второй - благоразумно спряталась. Патрик в эти моменты залезал на верхнюю полку и прятал морду в угол, наивно полагая, что если он не видит противника, значит, хорошо замаскировался. Он у нас вообще кот-социопат.
В 22.20 я пришла с работы. Сидела на кухне, ужинала, с сыном болтала. Сын вытащил из стиралки вещи и пошел на балкон вешать. На обратном пути, с пустым тазиком в руках, не уследил за Сеней. Сеня выскочил и накинулся на Нику. Услышав кошачьи вопли, я пулей влетела в свою комнату. На полу у кровати на огромной скорости вращался и вопил серо-рыжий меховой клубок. Сын, орудуя тазиком как сачком, пытался отловить Сеню, впрочем, не особо успешно. Мне бы подождать, когда его ловля увенчается успехом, но вопли моей любимицы переклинили мне мозг. Я схватила Сеню за шкирку и оттащила от Ники, давая ей возможность убежать, но обезумевший рыжий вцепился в мою правую руку, да так, что не сразу удалось отцепить. Сыну при этом тоже досталось, но вдвоем мы справились. Только тогда мы увидели, что весь пол в моей комнате закапан кровью. Лешка ногой загоняет рвущегося в бой Сеню в свою комнату, я стою в ванной в состоянии легкого ступора, смотрю, как капает кровь, а из ран торчит шерсть.
- Я оборотень, - глупо хихикаю я и чувствую между лопаток холодные щекочущие руки истерики.
- Чья кровь? - орет муж.
- Мамина.
- Что, допрыгались, кошатники?!
Тут меня прорвало, я послала благоверного матом и разревелась.
- Чтоб я! Этого Сеню! Выкиньте нах... - продолжил бушевать перепуганный не меньше меня супруг.
Кровь остановили, тушь смыли, такси вызвали, обернули руку полотенцем и поехали с сыном в травмпункт. Такси подали за 5 минут, и 10 минут ехали. Муж хотел ехать со мной сам, но так как в стрессовых ситуациях он становится жутко шебутным и абсолютно бесполезным, я его оставила дома.

22.40. У двери травмпункта курит охранник.
- Что с вами? - нелюбезно поинтересовался он.
- Кот искусал.
- Да ладно?!
Кстати, в дальнейшем этот короткий диалог повторялся неоднократно.
К счастью, посетителей не было, но это единственный позитивный момент.
- Сейчас поедете в больницу, - обрадовал врач.
- Это еще зачем? Промойте раны, сделайте укол от столбняка, и мы пойдем домой.
- Не учите меня делать мою работу! Вы знаете, что бешенство неизлечимо?
По пути в процедурную охранник уже более участливо спросил:
- Что ж вы с котиком не поделили? - и объяснил вновь прибывшим посетителям: - Прикиньте, котик покусал!
- А вы еще по громкой связи объявите на все Люберцы, - устало огрызнулась я.
В процедурной выяснилось, что левая рука тоже немного ободрана. Раны обработали - внимание! - хозяйственным мылом. Да, я читала о его чудодейственных антибактериальных свойствах, но почему-то была уверена, что на вооружении официальной медицины имеются более современные и эффективные средства.
- Доктор, можно мне валерианки? - решила обнаглеть я. - А то потряхивает малость.
- Понимаю. Но у нас нет.
Почему-то я не удивилась. Хотела спросить "а коньяка?", но передумала.Шок начал проходить сам, и на смену пришел приступ болтливости.
- Ну вот, - посетовала я, - собралась на маникюр, и такой облом.
- Правильно, - ответил доктор, - не ходите. У них разве есть такая печь для стерилизации инструмента? - и кивнул на стоящую в углу огромную тумбу, покрытую облупившейся краской. На мое неуверенное возражение, что в салоне инструмент проходит всю необходимую обработку, он высокомерно усмехнулся.
- Ладно, - согласилась я, - в другой раз маникюр делать приду к вам.
- Конечно, приходите. Мы отлично делаем... ампутацию.

23.30. Мы с Лешкой стоим на остановке. У меня забинтованы обе руки от костяшек пальцев до локтя. Бинты мокрые и холодные. Машины не останавливаются, видимо, локализация бинтов внушает нехорошие мысли. Наконец садимся в позднюю маршрутку.
И вот, около полуночи, мы в больнице. После короткого опроса, окончившегося традиционным "да ладно!" меня повели на перевязку и уже там сообщили:
- В общем, так. Мы вас госпитализируем на несколько дней. Мальчика вашего отпускаем домой.
- Как на несколько дней?! Отпустите! Не Лешку, меня. То есть нас.
- Нельзя. Обстановка по бешенству в регионе неблагополучная. Вы же взрослая женщина, должны понимать.
- Хоть сумку мою у него заберите. Там телефон, документы.
Представляю, каким облегчением для парня было то, что ему не придется ехать ночью одному с женской сумкой.

Искололи меня уколами куда только можно и отправили спать. Лежу и осмысливаю свое прискорбное положение. Когда я в последний раз лежала в больнице, это был роддом. Прошло более 20 лет, но ничего не изменилось. Подушки тяжелые и тощие, правда, две. Одеяло маленькое, а пододеяльник еще меньше. Постельное белье настолько ветхое, что протыкается пальцем, и разит хлоркой. Рядом лежит старенькая бабушка с железной тростью, которую вешает в изголовье железной кровати. Несколько раз за ночь ей нужно прошвырнуться по коридору, после чего трость пристраивалась обратно в изголовье с характерным лязгом и скрежетом. И ладно бы по делу, но эта святая душа навещала другую бабушку, бомжиху, которая лежала на каталке в коридоре, у дверей нашей палаты. Она так трогательно заботилась о подруге по несчастью, подавала ей воды попить, так как у бедолаги был сопутствующий бодуну сушняк. А так как обе старенькие и глуховатые, в курсе их беседы был весь этаж. На часах 4 утра. Бабуси угомонились, а у меня разболелась рука. Зря я от обезболивающего укола отказалась! Но вставать и идти мимо бабусь, рискуя их разбудить, я сочла преступлением против больных и персонала. А в 6 часов в больнице жизнь начинает бить ключом! Градусники, капельницы, стаканчики с лекарствами, шприцы, утки создают неповторимую, удивительную, жизнеутверждающую мелодию, в которую победоносной ноткой вливается дробь бабушкиной трости.
- Света! - кричит старушка. - Ты хоть когда-нибудь спишь? Как ни посмотрю, а ты не спишь.
Света со сложным переломом ноги, вся на нервах и обезболивающих, только хотела поспать после укола. Ей сегодня предстоит операция.
- Ой, ты не серчай, я ж пошутила, - испугалась бабушка. Но и кроме Светы есть кого подоставать. Я, например.
- У тебя что, ожоги?
- Нет, кот покусал.
- Не слышу. Чего бурчишь под нос?
- Так люди же спят.
- Как спят? Время-то скока? Ой, простите.
И уходит к бомжеватой подружке, гремя своим магическим посохом по кроватям и тумбочкам. Нет, надо валить отсюда! Я же здорова, а забинтовать меня и дома смогут.
- Что вы дома-то забыли? - добродушно усмехнулся пухлый и румяный доктор, похожий на пупсика. - Два-три дня без вас как-нибудь обойдутся, отдыхайте! Только сначала кровь, ЭКГ и перевязка.
Кстати, именно благодаря медсестре из перевязочной ко мне и прилипло прозвище "укушенная". Она зашла в палату и звонким голоском объявила:
- Укушенная, на перевязку!
После этого соседки по палате, еще не успевшие запомнить мое имя, решили, что это уже не обязательно.

Звоню мужу, рассказываю, что мне нужно привезти, и в это время везут завтрак.
- Новенькая? - прокуренным басом спросила тщедушная пожилая санитарка. - Бокал, ложка есть?
- Нет, откуда?
Выдан сомнительной чистоты бокал и в довесок - полный негодования взгляд. Тут же, при ней, докладываю мужу о необходимости бокала и ложки, и санитарка кричит, чуть не отнимая трубку:
- Большую ложку! Столовую! Не перепутай!
В трубке муж не ржет во весь голос только потому, что эта удивительная санитарка может услышать и обидеться. Она же из лучших побуждений! Чтобы мне не пришлось есть чайной ложкой борщ!
О питании стоит сказать особо. Завтраки, наверное, во всех больницах одинаковы. Но обед! Вышеупомянутый борщ в объемах, подходящих худеющей кошке, а на второе - холодные макароны и куриный позвоночник. Столовой ложкой. Вилки в больницах по неизвестной причине запрещены с незапамятных времен. Ой, о чем это я? Мы же в травматологии, люди и так покалечены, какие могут быть вилки?
Муж привез заказанные вещи. Что бы соседки по палате ни говорили о том, что мужчины в домашних делах полные нули, мой любимый с задачей справился на твердую четверку. Я аж возгордилась. Единственная ошибка - вместо полотенца для лица принес кухонное.
Зато фруктов и сока на целый взвод!
Потом мы с ним погуляли по территории больницы. Там кошек водится немерено! Какого только окраса не встретишь! Муж смотрел на них волком и каждый раз при встрече с очередным барсиком бурчал:
- У, паразиты! Откормленные такие!

На второй день моего "отдыха" в нашу палату поступила девушка-азиатка, Фатима. Не успела расстелить постель и улечься, как по ее душу пришел ДПСник. Девушка по-русски говорила и понимала сносно, но волновалась и половину слов забыла. Из ее объяснений выходило, что она ехала в маршрутке. Подъезжая к станции, маршрутка врезалась в грузовик. Фатима собиралась выходить, встала и от столкновения ударилась головой о поручень.
- Правильно ли я понял? - спросил гаец, - вы вышли из маршрутки и ударились головой?
- Нет, я в маршрутке ударилась.
Такая настойчивость не понравилась служивому: незнание языка тут не прокатит.
- Можно ваши документы?
- С них сделали ксерокопию, и сестра их забрала.
- Что ж, пойдемте, я перепишу данные с ксерокопии.
Ну ясно, в присутствии шести свидетелей не очень удобно прессовать девчонку. Разговор продолжился в коридоре, и конец его нам неведом.
Выписали меня на третий день. Накануне вечером в коридоре я встретила кошку. Я ее заметила еще при поступлении: она лежала в кресле на посту дежурной медсестры и имела идеальную шарообразную форму тела. Тогда я только восхищенно на нее посмотрела, а тут уже никто не помешал мне ее погладить... И вдруг это вредное животное ни с того, ни с сего тоже решило меня укусить! Не так сильно, как Сеня, больше для острастки, но на ее морде явственно читалось настоящее, почти человеческое презрение! Ничему-то тебя, Наташа, жизнь не учит...

Любовь Кисина - «Бездомный кот»

Иду по улице, но вот,
Передо мной бездомный кот.
Он смотрит с грустью на прохожих,
Ну, кто?! Ну, кто ему поможет?!
Кот весь в грязи, облез немножко,
Сидит и смотрит на дорожку.
Глаза его полны печали,
О, люди, вы не замечали,
Что кот не ел уже давно?!
Он голоден! Вам всё равно?!
За что ему такая доля?
Но не его ведь это воля.
Ходить по городу бездомным,
И без друзей, совсем голодным.
Кот весь замёрз, дрожит бедняжка,
Посмотришь, вылитый дворняжка!
Он беззащитный и хромой,
Возьму-ка я его домой!
Водичкой тёплою помою,
Дам молочка и успокою.
Больное место завяжу.
И спать беднягу уложу.
Задумайтесь же право, люди,
Какими мы людьми-то будем,
Когда берём, но не бездомных,
А только кошечек породных!

Ника. Наталья Воротынцева

Кошка устроилась посерединке теплого и светлого прямоугольника, расстеленного для нее на паркете солнечными лучами. Легла на бок, вытянула лапы, прищурила оранжевые глаза и тоже стала солнечной. Блестит на солнце серебристо-мраморный мех, на глянцевых черных усах дрожат искорки. Мы с ней сегодня дома одни. Тишина, покой, все дела переделаны, можно и отдохнуть немного. "К чему я не кошка, - напеваю я, - к чему не валяюсь?" Сажусь на корточки рядом, глажу пальцем между ушами. Обожаю касаться этого места. Здесь у кошки самая мягкая, самая шелковистая шерстка. А чуть ниже, на переносице - маленькая звездочка из торчащих жестких шерстинок, разграничивающая направления: вниз к носу и вверх ко лбу. Кошка блаженно щурится, и где-то внутри у нее включается мурчалка - вибрирующий, певучий, живой моторчик. Самая любимая музыка для всех кошатников мира! Я непроизвольно улыбаюсь и тоже щурюсь от яркого солнца.
- Ну где там наши внуки? - рука перемещается на округлившийся пушистый животик. Шерсть на нем уже не лежит гладко, а торчит клочками в разные стороны из-за растяжения кожи. - Где наши котятки?
Кошка открывает глаза и смотрит мне в лицо.
- Не смотри так, Никусь, знаю, глупость сморозила. Волнуешься, ждешь. Я тоже жду! Держись, дней десять осталось.
Кошка снова зажмуривается и трется головой о мою ладонь. Мурчалка работает на полную мощность. Мне очень хочется взять Никуську на руки, прижаться к ее шее, чтобы в ухе затарахтело от мурлыканья. Но моя кошка и прежде-то не отличалась покладистым нравом. Гладить - на здоровье, а руками хватать - увольте. Нет, она не агрессивна, не укусит, но быстро и технично освободится, уйдет туда, где ее никто не достанет, и будет долго и тщательно вылизываться после наших грубых рук. А уж теперь я ношусь с ней как курица с яйцом, лишний раз не беспокою будущую мать и не позволяю другим.
Ноги затекли от сидения на корточках. Потрепав Нику по ушам, встаю, перебираюсь на диван и включаю телевизор. Кошка смотрит на меня недовольно: "Куда пошла? А по спинке гладить кто будет?" Я на нее - с завистью: иногда так хочется побыть кошкой, любимой, заласканной, никому ничем не обязанной.
Кошка запрыгивает ко мне не колени, выгибает спину, бодается головой в подбородок, топчется по мне лапами, несильно втыкая когти.
- Да угомонись ты! - смеюсь я. - Затоптала меня совсем.
Укладывается, сворачивается бубликом и дремлет. Дремлют в темном влажном тепле незнакомые мне пока что котята. А я сижу, боясь пошевелиться, в душе у меня тепло, а в руках - пушисто.

"КОШмар" - Дядя Игорь

Ленивая рыжая киска
Не любит мышиного писка.
Лежит растянувшись у печки.
Ей снятся молочные речки,
Большая сметанная лужа,
Пригорок сосисок на ужин,
Колбасный длиннющий забор,
А рядом соседский Трезор.

Противный лохматый щенок
Отгрыз от забора кусок!
Рычит ползабора умяв!
Проснулась тут кошечка:
-МЯВ!

Хотела отучить кошку прятать вкусняшки...

Моя кошка любит прятать вкусняшки, чтобы потом подойти и выпросить еще. Хотела отучить ее от этого, отыскала спрятанный кусочек колбасы и пошла предъявлять его кошке. Но тут зазвонил телефон. Почему-то, отвечая на звонок, я незаметно для себя начала есть эту колбасу. Никогда не забуду свою растерянность и глаза моей кошечки в этот момент...

В Университете Пенсильвании студентам разрешили держать кошек и собак

С весны 2019 года студентам университета Лок Хейвен в штате Пенсильвания (США) официально разрешено держать в своих комнатах кошек, собак и других питомцев.

Как сообщает официальный сайт университета, это будет первый подобный опыт в образовательных учреждениях штата.

Руководство университета прокомментировало разрешение тем, что студенты не должны оставлять своих домашних питомцев дома на период обучения и что это будет очень полезно для психологического здоровья учащихся.

Но даже тут есть строгие правила. Кошкам и собакам должно быть не менее 6 месяцев от роду и они должны прожить у студента в доме не менее 3 месяцев, чтобы он знал, как за ними ухаживать.

"Наш университет проводит политику строгих принципов, касающихся видов, породы и размеров разрешенных животных", - сообщается в объявлении, - "В список разрешенных для проживания в университетском городке видов животных входят кошки, собаки определенных пород и с весом не более 40 фунтов (18 кг), а также кролики, хомяки, песчанки, морские свинки и рыбки".

"Наши исследования показывают, что студенты, которые чувствуют себя в кампусе как в домашней обстановке, процветают как социально, так и академически", - сообщает директор Эмми Борст.

Все студенты, которые захотят держать у себя в комнатах питомцев, должны будут заранее зарегистрировать их, а также позаботиться обо всех необходимых прививках. Также будут установлены зоны, в которых можно будет гулять с питомцами и зоны, в которые вход с любыми животными будет запрещен.

Также упомянуто, что вне комнаты студента все собаки должны будут находиться на поводках.

Бродячий кот спас англичанку от депрессии

«Я пришла домой и с горя рухнула на пол. Эйвол плюхнулся рядом, пытаясь поддержать меня».

В декабре 2016 года Никола Хэмблетт нашла на пороге своего дома кота: полосатый зверек с черными ушами и белым животом стоял и смотрел на нее. Тогда она еще не решилась приютить его: собаки нравились больше, да и в доме уже жил попугай. Девушка просто почесала животное и пошла на работу. Каково же было ее удивление, когда, поздно вернувшись, она увидела ― кот все еще сидит и ждет!

Каждый день на протяжении трех месяцев он вновь и вновь приходил к дому Николы: смотрел на нее через окно, мяукал и пытался войти. Сердце девушки растаяло, и она все-таки приютила кота, дав ему имя Эйвол. «Поначалу он нервничал, бродил повсюду и принюхивался. Но уже в следующую минуту гудел по дому во всю мощь», ― рассказала Никола.

Как раз в это время скончалась 80-летняя бабушка Николы. А затем еще одна бабушка и дядя. «В один момент я поняла, что пришла уже на третьи похороны за неделю. Это было ужасно, ― вспоминала Никола. ― За 4 месяца я потеряла уже 6 близких мне людей. Стресса была так много, что мои волосы стали выпадать. Я даже ушла с работы».

Справиться со всем этим девушке помог Эйвол ― некогда бродячий кот, который сам нуждался в поддержке. Он заботился о Николе: лежал рядом с ней, мурчал, предлагал свою лапку, будто все понимал, и даже подталкивал, помогая встать с кровати.

Через 4 месяца Никола снова стала ходить на работу. И каждый день по возвращении домой она видела кота, который сидел у окна, наблюдая за ней. По словам девушки, кот стал ее ангелом-хранителем. «Я правда не знаю, как бы закончила тот год без него», ― призналась Никола.

Сейчас Эйвол номинирован на звание самого заботливого кота: он уже в тройке финалистов-котов, которые помогли своим хозяевам пережить проблемы со здоровьем.

Про котенка. Алина Лаврушина

Одна девочка, когда была совсем маленькая, очень хотела котеночка, но взрослые ей не разрешали его завести.

Она выросла очень грустной девочкой.

И стала грустной девушкой.

Она грустно вышла замуж и родила ребенка, тоже девочку.

Ее дочка была очень веселая. И никто не мог понять, почему? Ведь все кругом были грустные.

Девочка росла-росла и однажды попросила маму купить ей котеночка. Мама ничего не ответила, отвела девочку в садик и пошла на работу. По той дороге, что вела на работу, шли две старушки и о чем-то оживленно спорили.

Одна старушка была одета в красивое платье розового цвета, на голове ее была кокетливая шляпка в цвет платья. Другая старушка была вся в сером, платье ее было темно-темно серым, из-под серого платка, завязанного вокруг шеи, торчала немытая, седая косица. Она с трудом шла, опираясь на металлическую палку, напоминающую сложенный зонт.

Оказалось, что это феи Грусти и Радости. Мама девочки слышала, как они спорили о том, разрешит ли она завести девочке котенка. Фея Грусти уже потирала ручонки и зло хихикала, предвкушая, как она завтра навсегда украдет у девочки радость. Ведь именно завтра мама решила сказать девочке, что не будет покупать ей котенка.

Мама слушала слова феи Грусти, и ей стало страшно за свою дочку. Потом она пришла на работу и обо всем забыла. После работы она пошла к метро. Прямо у входа стояла старушка, у которой в руках была сумка, а в ней маленький пушистый котенок.

Старушка была одета в розовое платье и кокетливую розовую шляпку. Кого-то она ей напомнила, но мама не стала над этим задумываться, она остановилась около старушки и посмотрела на котенка. И вдруг какое-то, давно забытое чувство, стало пробуждаться в ней. Она вспомнила, как в детстве сама мечтала о котенке, но никто ей его не купил. От этой мысли ей стало очень грустно, и она взяла в руки котенка. Он был очень пушистый, рыженький, с белыми пятнышками на шее и лапках. Мама поняла, что уже никогда не отдаст его назад старушке, и купила его.

Потом она пошла за девочкой в садик и показала ей котенка.

- Мамочка, спасибо тебе, я так рада! Ой, какой он красивый и пушистый! – воскликнула девочка.

Мама улыбнулась и поцеловала дочку, а та по дороге домой целовала и гладила своего котенка.

Тут они встретили папу, который тоже шел домой после работы.

- Папочка, смотри, какого котенка мне мама купила!

Девочка бросилась к папе навстречу и протянула ему свое сокровище.

- Какая прелесть! – воскликнул папа и погладил пушистика.

Они стояли на тротуаре перед домом и их лица озаряли улыбки. Прохожие смотрели в их сторону и тоже улыбались.

- Какая счастливая семья! - думали они.

А на другой стороне улицы стояла старушка и смотрела на них злыми-презлыми глазами. Старушка была одета во все серое, из-под серого платка торчала седая, немытая косица. Она от злости и досады топала ногами, выла и даже согнула пополам зонтик, которым яростно колотила об асфальт. Но никто не обращал на нее никакого внимания.

Свирепый кот. Лидия Слуцкая

Был у меня свирепый кот:
На стул запрыгнет и грызёт,
Бросается как лев на лань,
Не слыша: «Что ты! Перестань!»

Но увидав однажды мышь,
Со страху смог взобраться лишь
На стул и там сидел, дрожал
И больше льву не подражал.

У нас много историй и другого креатива, листай дальше!