По дате публикации за всё время
сортировать по времени
cортировать по

Валентина Белоусова - «Монолог в прихожей»

Так и знала: вновь у нас бедлам.
Что притих, усатая ты морда?
Кто опять носился по столам,
Сбрасывая на пол все, что можно?
Кто на кухне шторы оборвал?
Кто нагадил возле унитаза?
И не трись у ног моих, нахал,
Не коси умильно желтым глазом!
Кто котлету сунул под комод,
На пол уронил горшки с цветами?
Тыгыдымский конь ты, а не кот...
Зайчик мой, иди на ручки к маме!

Роман Седов - «Записки Учёного Кота», Страница 13 (Продолжение).

День 73.
Все ходят довольные и загадочные. Говорят, что выбрали отличного персонажа и мы все будем просто в восторге. Я не в восторге, я оскорблён. Русалка посоветовала не заморачиваться и почесала за ушком. Хорошая она. Если бы от неё не пахло рыбой, я бы позволял ей делать это чаще. Фу, опять про рыбу вспомнил.
День 74.
Ловил мышей в избушке на курьих ножках. Не поймал. Яга сначала смеялась, а потом пожалела и дала сметанки. Вкусно! Выглядит бабка хорошо, бодрая. Так и не скажешь, что она недавно слёзы лила. Яга, словно прочитав мои мысли, сказала, что “месяца не пройдёт и этот шакал на коленях приползёт”. Почему-то я ей верю.
День 75.
Приезжали трое Богатырей. Ничего нового: спрашивали про замок Кощея. Я было хотел сказать, что не знаем, но Черномор перебил и всё рассказал. Яга вообще клубок какой-то дала, говорит, что он их прям до дверей доведёт. Богатыри, видимо, смекнули, что бабка сумасшедшая. Клубок взяли, поблагодарили. Эх. Мне уже жалко Кощея становится.
День 76.
Меня пытались украсть! Сегодня был какой-то наплыв туристов, из было очень много! Я уже начал переживать, что у меня песен и сказок не хватит. Я по цепи прохожу, а меня раз! и за хвост вниз сдёрнули. Я даже мяукнуть не успел, как меня в какой-то мешок засунули и понесли. Долго переживать не пришлось, Богатыри у Черномора глазастые. Из мешка меня вынули и отряхнули. Моими похитителями оказались иноземные туристы, как они сказали, “им для стартапа нужно”. Я возмутился (хоть и не понял, что это), а Богатыри переглянулись, пожали плечами и повели их в лес. Судя по доносившимся звукам, похитители тренировались у кого голосок тоньше.
День 77.
Сегодня в гости пришёл Волшебник. Русалка говорит, что самый настоящий. Путешествует по разным местам, ищет и выкупает старинные свитки. Явно что-то ищет. Вид, правда, у него не очень. Серый халат (?) из мешковины, огромная серая шляпа. В руках палка. Если бы не сказал, что Волшебник, подали бы ему монетку. Но очень умный и интересный. Рассказал множество историй и разрешил их рассказывать, как сказки. Что удивительно, Баба-Яга не пыталась строить ему глазки. Я поинтересовался, мол, не в вашем вкусе, бабушка? Говорит, что старый он для неё слишком. Необычно звучит, когда об этом говорит тысячелетняя старушка.
День 78.
Как и следовало ожидать, приходил Кощей. В глазах слёзы, во взгляде осуждение. Говорит, что переезжает и адреса никому не скажет. Черномор ему пообещал, что всё равно найдут и посоветовал беречь силы “для новых приключений”. Кощей оскорбился, выпил ведро воды и нанёс Черномору физические увечья. Да так быстро, что Богатыри из воды выйти не успели. Все остальные сидели с круглыми глазами. Неудивительно. Убегая, Кощей прокричал, что “это ждёт каждого, всех пронесу по кочкам”. Русалка говорит, что это война. Интересно, как успеть сказать Кощею, что я не при чём?
(Продолжение следует)
#сказки #кошки_и_коты #Кот_Ученый
#Роман_Седов

Александра Алёшина - «Русалкин кот»

Не выполнив плана по ловле мышей,
к русалкам отправился кот, –
и ветер, рыдая среди камышей,
поэта к работе зовет!
Вадим Шефнер
Наша Николаевка – большой посёлок на берегу Амура. В тринадцатом году Николаевку топило, как и весь Хабаровский край, как и ЕАО, а то ещё и покруче. На лодках от дома к дому перемещались, прямо по улицам плавали. Кота нашего, пожилого уже рыжего Митяя, МЧСники тогда спасли. А брат мой, Васька – он в доме за главного, мать его слушается беспрекословно с тех самых пор, как отец на заработки подался – возмущался тогда, что пришлось за вызов деньги платить. С тех пор он Митяшку и невзлюбил. А рыжий-пыжий моим любимцем был. Вот и стали мы с Васькой с тех пор ссориться. Или нет, не с тех? Раньше? А это только последней каплей было?
Васька – он как... Вредничает, орёт, но дело делает и рук не распускает. За Митяйкину жизнь я тогда не боялась. Но меня братец достал конкретно... У меня взгляды на жизнь были достаточно идеалистические, я стихи писала и надеялась, что с их помощью, может быть, хоть что-то в этом мире изменится к лучшему, Ваську же это неимоверно бесило, и он из меня, «Натахи-дурахи», выбивал то, что по его мнению самой дурной дурью и было – мой идеализм. Мириться я с этим не могла, и вот...
И вот в один из дней, когда наводнение пошло уже на убыль, но – только-только пошло, я с Васькой сцепилась не на жизнь, что называется, а на смерть.
На мою смерть...
По официальным данным – в Николаевке за время наводнений не было человеческих жертв.
Но это просто они обо мне не знают...
Поссорившись с братом, я схватила лодку, крикнула, что доберусь до железнодорожной станции и поеду в Хабаровск к дяде Паше – и отплыла от дома. Мама и Васька с дядей Пашей – папиным братом – после развода родительского не особо общались, я знала, что искать они меня там не станут, и психика моя будет в относительной безопасности. Так что я действительно собиралась к дяде Паше, а не на дно огромной лужи, в которую превратило Николаевку наводнение.
Но до дяди Паши я не добралась.
До сих пор не понимаю: как я умудрилась вывалиться из лодки?!
Но вот умудрилась, причём лодка даже не перевернулась, причалила туда, куда и должна была причалить со мной. Там Васька и нашёл её на следующий день.
Но меня уже не было в живых. Единственная в Николаевке жертва наводнения, которую никто не искал...
Что бывает с молодыми незамужними девушками, если они утонули? Правильно – они становятся русалками.
Но, честное слово, несладко быть единственной русалкой в огромной луже, какой сделало Николаевку наводнение... А потом вода ушла, лужи не стало, Николаевка обсохла, жители сменили лодки на велосипеды – а я кое-как добралась до Амура.
В Амуре русалки водились. Но для них я была посмешищем – утонувшая в луже Натаха-дураха. Ни с кем из них я не сошлась не то что для дружбы, но даже хотя бы для нормального просто общения.
Но есть в конце мая неделя, когда мёртвые могут прийти в мир живых. Русальная называется. Я уже пятый раз ждала её с нетерпением, но и с грустью: хотелось увидеть маму и Митяя, и даже, чего уж скрывать, Ваську, да вот только они меня не видели. Разве что Митяшка...
Раньше, водяной говорил, всё иначе было: ритуалы всяческие люди совершали со знанием дела, а теперь если что и делают – так через пень-колоду, не все жители посёлка, так, единицы, к тому же чисто на автомате: что-то делают, а какой во всём этом смысл – понятия не имеют. Вот и получается, что раньше русалки могли пообщаться с людьми, а теперь – только посмотреть.
Но ведь – май! Всё цветёт, радуется жизни, благоухает! Так хоть посмотреть на весь этот праздник жизни не со дна Амура...
...Я выбралась на берег и пошла, ни для кого вроде бы и не существующая, к дому...
...И застала там скандал...
Васька вырывал из рук у матери орущего благим матом Митяню и тоже орал – не менее заполошно:
– Ну всё, не жить гаду! У него мыши по морде практически бегают, а он вместо чтоб их ловить, сметану, паразит ворует!
Васька вырвал кота у мамы из рук и побежал к берегу Амура. Мама пыталась догнать своего слишком практичного сына, но не могла – она маленькая, Васька же – под два метра, ноги от зубов, как у девки-модели...
Но я-то – не живая. Я – догнала...
Но ведь правда: я – не живая... Что толку догонять, если отобрать не можешь...
Васька размахнулся и метров на десять от берега зашвырнул рыжего моего пыжего в Амур...
Вода сомкнулась у кота над головой.
Но ведь он меня видел?! Кот – не такое бесчувственное существо, как человек. Может, я смогу его вытащить?!
Я кинулась в Амур.
Митяшка лежал на дне. Не дышал.
Смогу поднять?!
Я просунула ладони под тельце, потянула вверх.
Получилось!
Я побежала по дну на берег – ещё несколько секунд.
Скоро Митяй был на воздухе. Пришлось не очень деликатно перевернуть его вверх тормашками и ощутимо стукнуть по спине. Но в вопросах жизни и смерти – не до гнилой деликатности. Из кота хлынул поток воды, и через пару секунд он задышал.
Ура!!
А ещё через несколько секунд он заговорил!
– Наташка! Наконец-то мы будем вместе! Не неделю в году, а всё время!
– Как?! – испугалась я. – Ты всё-таки умер?!
– Нет! – утешил меня рыжий-пыжий. – Но теперь и ты не совсем мёртвая. Можешь в любое время на берег выходить – и даже мама теперь тебя увидит. Брат, правда, тоже... И я смогу жить и на берегу, и под водой!
Как же изумился Васька, когда Митяй вместе со мной пришёл домой! Брату я пообещала, что если он ещё раз кота тронет – я его в порошок сотру.
Кстати, они так и не узнали, что я утонула. Думают, что я в Хабаровске живу – у дяди Паши. А домой я теперь наведываюсь довольно часто.
И русалки наши амурские... Не то чтобы они меня полюбили, но зауважали – это однозначно. Никто кроме меня не мог в любое время на берег выходить и с живыми запросто общаться.
Кроме того – ни у кого из них не было кота.
А у меня – был! Подводный кот-русал, способный запросто и на берегу жить.
Так что ещё разобраться надо, я Митяя спасла – или Митяй меня!

Наталья Спесивцева - «Неважный документ»

"….И жили они долго-долго. И каждый день у них была полная миска и теплый пледик. А теперь – спать»
Звездная Кошка мягко дунула на звезды, погладила Мытое Левое ушко, почесала горлышко Спинке Домиком, тихонько погрозила лапкой Фырчанию и ушла на Млечный Путь.
Что-то тут не так – эта мысль не давала спокойствия Спинке домиком. Сделав пятый круг по Радужному мосту, на шестом Спинка тихонько муркнула: «Небо! Ты спишь?» Небо недовольно пробурчало, что в это время спит не только Небо. Все спят, и Спинке тоже пора спать. Но Спинка снова почувствовала – что-то тут не так. Но что?
Отголосок. Самой тихой ноты. Легкая тень тревоги и еле уловимый запах беды. Вроде бы ничего серьезного. Может, сон кому-то приснился тревожный. Может, ссора. Но ведь дребезжит. Царапает Спинке слух. И Небо спит. Рыхлое стало, неповоротливое… Один день до весны…
Этот листок бумаги Она получила три месяца назад. Типовой листок. С черными буковками и синей печатью. Таких каждый день выдают миллионы. Листков. С буковками и печатью. Только вот на одних буковки складываются в нужные, хорошие и правильные слова. А на других – в страшные и жестокие. Ей же достался третий вариант. Перечеркнувший все. А синяя печать просто поставила точку. ЕЕ решение не было спонтанным. Было три месяца, что бы обдумать все. И решение было принято.
Нарушив все возможные запреты, Спинка Домиком лихорадочно спускалась по Звездному Мосту. Стоя у края Небосвода, она оттолкнулась от Неба лапками и бесстрашно прыгнула вниз. От этого толчка Небо проснулось, от возмущения сыпануло мокрого снега и тут …услышало! Услышало то, что раньше услышала Спинка Домиком.
Осталось всего три ступеньки. Две. Одна. Все. Совсем рядом – низкое февральское небо. И до края крыши – четыре шага. Три. Два. Од…
Он не выживет. Ты же видишь – еще пуповина свежая. Как ты будешь его выкармливать?
Сколько вопросов. И ни одного совета. А самый главный вопрос – это откуда на крыше двенадцатиэтажного дома взялся крошечный орущий комок с пуповиной. За шаг до края. Он так кричал, что Она не смогла. Не смогла сделать этот шаг. Забрала крикуна и спустилась вниз. По лестнице. Купила сливки, пипетку и попыталась забыть о листочке с синей печатью. Она успеет. Потом.
– Привет! Ты ушла на работу, а это чудо открыло шкаф, выкинуло оттуда все вещи, и улеглось там спать. А еще в мелкие клочки разорвало какую то справку. Я даже не смог прочитать, что это был за документ. Просто в труху размолотила. А теперь стоит, выгнула спинку домиком, и ругается на меня. Надеюсь, это был не очень важный документ?
– Это был неважный документ… И купи, пожалуйста, сегодня маринованных огурцов. И апельсинов.

Илина Ланта - «Разговор с кошкой»

Ты лижешь мне руки. Доверчиво ткнувшись в ладошку,
Пытаешься мне на своем языке, по-кошачьи
О чем-то сказать... Понимаю, хорошая. Кошки
Конечно, горды. И не плачут. Конечно, не плачут.
Еще – ерунда, будто кошки привязаны к месту:
Все то, что зовется собачьею верностью, волчьей тоскою
Гнездится в сердечке малюхоньком, горько и тесно.
И некуда деться... Протяжным полуночным воем
Не выплеснуть боль, не излить наболевшее, даже
Не снять телефонную трубку – чтоб по-человечьи
Заплакать в нее: «Приезжай! Ты мне нужен сейчас же!»
А время не лечит... Проверено: время не лечит,
А мучит... Но кошки горды – так привычно
Свернуться клубочком: кто знает, что скрыто в середке?
Я знаю, хорошая, знаю... А кошка мурлычет,
Баюкает и утешает... Я в крошечной лодке
Плыву по волнам ее нежности...

"Он, в общем, обычный блудливый кот..." Виктория Власова

Он, в общем, обычный блудливый кот,
Она — безрассудно-свободная кошка.
Ему бы понять, что она его ждет,
А ей — что он любит, и не понарошку.

Он не аморален, хотя и не свят.
Она не невинна, но не безнадежна.
Ее приручить он, пожалуй бы, рад,
Но в ней много «нет», и совсем мало «можно».

В ней много «не верю» и много «не надо»,
Она дарит ласки, но когти не прячет.
В ней много сомнений, где ложь, а где правда,
Но даже от боли она редко плачет.

В ее безрассудной кошачьей судьбе
Нет ни постоянства, ни веры, ни верности.
Так — все восемь жизней — сама по себе,
Но в этой, последней, ей хочется нежности.

Галерея кошек в доме Дмитрия Светозарова

Текст: Анна Ларионова

Кошки в жизни режиссера Дмитрия Светозарова сейчас существуют только в его воспоминаниях. Уже много лет в доме нашего собеседника обитают собаки, но истории кошек, живших на комаровской даче еще со времен его отца, режиссера Иосифа Хейфица, весьма любопытны. Они записаны от первого лица, со слов Дмитрия Иосифовича.

Приют для Джаза и Сметаны

С детства я рос среди приблудных кошек и дворовых псов, которым давала кров моя матушка. Она вовсе не была похожа на тех не вполне уравновешенных особ женского пола, которые собирают в петербургских дворах вокруг себя стаи бездомных животных. Просто, как человек добрый, она не могла спокойно смотреть на мокнущего под дождём одинокого пса или мяукающую голодную кошку. Такой вот вариант «доброго самаритянина»…

Из длинной галереи кошачьих образов моего детства я вспоминаю несколько особенно ярких. Долгое время жил у нас безумно красивый и столь же глупый сибирский кот с экстравагантным именем «Джаз». Он запомнился мне благодаря неприятной привычке справлять большую нужду под широченной старинной кроватью, на которой спали мои родители. Поэтому уборка кошачьих экскрементов представляла большую, я бы сказал, технологическую сложность.

Еще была очаровательная абсолютно белая кошка – эдакая полненькая, круглолицая, похожая на русскую купчиху. Её тут же отец прозвал «Сметаной».

Боевой Васька

Особое место в моих детских воспоминаниях занимает приблудный кот с необычайно «редкой» кличкой Васька. Когда Васька появился в нашей семье, весь его вид, исполненный собственного достоинства и какой-то спокойной мудрости плюс разорванное ухо говорили о его непростой житейской биографии. В одну из зимних ночей в Комарово Васька принял бой с огромной ужасной крысой, загнанной морозом к нам в дом. Мама рассказывала, что эта полная драматизма битва продолжалась несколько часов. Василий – весь изодранный и окровавленный – вышел её из нее победителем…

На всю жизнь запомню, как этот необыкновенный кот покинул наш дом. Писатель Юрий Павлович Герман (отец режиссера А. Германа и дед режиссера А. Германа-младшего – Прим.авт.), с которым были очень дружны родители, подарил маме двух тощих котят, которым отец тут же дал иностранные имена – Присцилла и Урсула. Через короткое время эти пафосные клички были редуцированы до более привычных – Усцися и Усруля. Так вот, когда Васька увидел двух этих задрыг, жадно лакавших молоко из его миски, он молча повернулся и навсегда покинул наш дом. Поверьте, я не придумал не единой детали в этой трогательной и во многом трагической истории!

Кошки и кино

Много позже с кошками мне пришлось встретиться на съёмочной площадке. Скажу прямо – воспоминания не из приятных. Кошки – существа крайне эгоистичные и своенравные, никакой дрессуре практически не поддающиеся. Недаром название сказки Редьярда Киплинга «Кошка, которая гуляла сама по себе» стало столь популярным определением характера этих животных. Заставить кошку просто сидеть или лежать в кадре – задача архисложная. Возможно, поэтому вы с ходу не назовёте сколько-нибудь известного фильма, где бы кошка не то чтобы была главным персонажем, а просто появлялась в одной из сцен.

Правда, в моей кинопрактике было одно исключение. По сценарию сериала «Мать-и-мачеха», пару лет тому назад с успехом показанного на Первом канале, злоумышленник проникал в квартиру главной героини, которую играла Наталья Вдовина, и в темноте наступал на спящую кошку. Зная специфику поведения кошек в кадре, мне даже в голову не приходило пытаться реализовать эти «фантазии» сценариста. Задачу я кардинально упростил – кошка должна была просто лежать на полу, а когда крадущиеся ноги персонажа приближались к ней, оператор панорамировал на лицо актёра. Он в свою очередь, что называется, «отыгрывал» реакцию на вопль кошки, который потом должны были добавить к фонограмме звукорежиссёры. Но произошло чудо. А вернее – чудесным образом сложились ошибки участников съёмки: чуть запоздал с панорамой оператор, излишне сосредоточился на своей задаче актёр, а главное, – зазевалась кошка, удобно улёгшаяся на ковре съёмочного павильона. В результате крупно в кадре нога злоумышленника наступает на хвост кошке, которая с душераздирающим воплем буквально взвивается в воздух!

Из огромного двенадцатисерийного телевизионного фильма «Мать-и-мачеха» этот маленький эпизод мне запомнился особо.
Январь 2016 г.

ДОСЬЕ
Светозаров Дмитрий Иосифович – советский, российский кинорежиссёр.
Родился 10 октября 1951 г. в Ленинграде в семье известного кинорежиссера, классика отечественного кино, Народного артиста СССР Иосифа Хейфица.
По первому образованию Дмитрий Светозаров филолог (английский язык и литература), в 1974 г. окончил Ленинградский государственный университет. Некоторое время занимался литературными переводами, но вскоре полностью переключился на кино. Уже в дипломный год 23-летний Дмитрий работал на киностудии «Ленфильм» ассистентом у режиссера Ильи Авербаха на кинокартине «Чужие письма» (1975), затем у Иосифа Хейфица на фильме «Ася» (1977).
В 1980 г. окончил Высшие режиссерские курсы (мастерская Иосифа Хейфица, дипломная работа — к/м фильм «Очки от солнца»), после чего продолжил работу на «Ленфильме» в качестве режиссера.
Снял к/ф «Скорость», «Прорыв», «Псы», «Арифметика убийства», «Гаджо», «14 цветов радуги», сериалы «Улицы разбитых фонарей», «Агент национальной безопасности», «Опера: Хроники убойного отдела», многосерийные телефильмы «По имени Барон», «Преступление и наказание», «Вепрь», «Фаворский», «Мать и мачеха», «Любовь без правил», «Надежда» и многие другие.
В 2002 году получил премию ТЭФИ за лучшую режиссуру. В этом же году удостоен премии «лучший телесериал» «Агент национальной безопасности».
В 2002 году Дмитрий Светозаров совместно с продюсером Андреем Сигле создал киностудию «АСДС».
Д. Светозаров известен, как режиссёр, «открывающий» для кинематографа новых звезд: Михаил Пореченков, Игорь Лифанов, Владимир Кошевой, Полина Филоненко, Сергей Бехтерев, Андрей Краско и др.

Светлана Носова - «Кошкам нужно любить»

Я тебя не люблю,
Я тобою дышу – понарошку.
Я тобою дышу – потому что мне важно дышать.
Потому что так важно любить
Даже мартовским кошкам,
Даже тех, от кого (по советам) так нужно бежать.
Кошки с крыш раскалённых
Сползают в дождливом июле,
Когда стынет луна и в стакане жасминовый чай.
Кошки преданней всех,
Даже те, кого зло обманули.
Они гордо уйдут, но в душе продолжают скучать.
Звонко тикает ночь,
Зажигая над городом звёзды,
И летят на огонь, рассыпаясь пыльцой, мотыльки.
Кошкам важно дышать,
Забывая обиды и слёзы.
Кошкам нужно любить, несмотря ни на что – вопреки.

Роман Седов - «Записки Учёного Кота», Страница 12 (Продолжение).

День 67.
Болит живот. Почему никто не забрал у меня рыбу? Жутко на всех обиделся и не разговариваю. Хотя иногда мне кажется, что никто этого не замечает, а говорить им об этом я не буду. Яга с Хозяйкой так и не выходят. Синяя Борода заходил к ним представиться, вышел довольный и аккуратно подстриженный. Говорит, что как гости разъедутся, начнём принимать туристов. Черномор по-прежнему с ним демонстративно не разговаривает. Борода расстраивается. А то, что я ни с кем не разговариваю, почему-то никого не расстраивает. Возмущён.
День 68.
Пришёл Кощей, поздравил всех с наступающим праздником, но не уточнил, каким именно. Русалка сказала, что ему это мало поможет. Я не понял, о чём она, а Кощей заметно расстроился. Походил по поляне, но не найдя, с кем поговорить, засобирался домой. Я спросил, далеко ли от него живёт Змей Горыныч. Говорит, что прилично, но, если очень надо, может и подбросить. Мне надо, делать то больше нечего.
День 69.
Два часа перекрикивался с Горынычем у его пещеры. Он уточнял, точно ли я не Богатырь и предлагал на всякий случай “чутка дать огоньку, а то мало ли”. Убедил его, что давать огоньку не стоит. В итоге он выглянул и облегчённо выдохнул, увидев меня. Предложил зайти. Коллекция бабочек у него просто восхитительная. Некоторых я бы съел с удовольствием. Горыныч был добр и предложил мне рыбки. Желудок заволновался, пришлось отказаться. Пили чай с кренделями, рассуждая о жизни. Горыныч и правда хороший, но пугливый. Говорит, психологическая травма. Я важно покивал головой, хотя не знаю, что такое “психологическая”.
День 70.
Вернулся в Лукоморье. Баба-Яга ходит бодрая и весёлая, избушка на курьих ножках блестит чистотой, а пол моего домика устлан гусиным пухом. Черномор что-то горячо обсуждает с Синей Бородой, видимо надоело молчать. Жаль, Хозяйка уехала, не успел напроситься в гости. Русалка сказала, что та заедет через время, Ягу проведать. Это хорошо! Отличный день.
День 71.
Наконец-то туристы! Я уже, признаться, соскучился по ним. Но больше всех внимания публики получил, к моему сожалению, Синяя Борода. Я ходил по цепи, читая сказки и слыша восторженные крики, какой он “колоритный персонаж”. Не знаю, что это такое, но я бы вам рассказал, какой он после двух рюмок. Всё-таки завидую чужому успеху. Хорошо, что он быстро им наскучит. Он одинаковый, а мои песни и сказки разные. Вечером Черномор сказал, что всё в целом хорошо, но приход монет ниже. Говорят, будут думать, как быть и стоит ли писать “наверх”.
День 72.
Понабрали бездарностей! Они, видите ли, придумали, как решить вопрос “упадка интереса к нашему проекту”. Они решили пригласить к нам ещё одного работника. Сидят в избушке у Бабы-Яги и “рассматривают вероятных кандидатов на должность”. Чего их рассматривать? И так ясно, что никто нам не нужен, ведь есть же я! Жаль, что они не понимают этого. Даже Леший, каким бы подлецом не был, называл меня “золотой жилой”. Я им ещё покажу!
(Продолжение следует)
#сказки #кошки_и_коты #Кот_Ученый
#Роман_Седов

Kот Витёк

У нас — кот Витёк. Когда завели, дочь была совсем маленькая, спорила со всеми и переставляла буквы. Я ей говорю: «Дарья, смотри, кот». А она мне: «Нет, тёк!» И этот «тёк» к коту очень прилип, несмотря на то, что мы пытались ему дать какое-нибудь красивое гиковское имя. А потом прозвище апгрейдили, и он так и остался Витьком.
Рассказала: Наталия Шилова

У нас много историй и другого креатива, листай дальше!