АНГЕЛ И БАНКИ ИЗ-ПОД ПИВА. Олег Бондаренко

Муж давно её оставил. Ему, судя по всему, надоели скандалы, которые он сам и закатывал из-за котов и собак, которых она бесконечно таскала домой. Дети? А что дети? У них своя судьба. И она заполнила свою жизнь тем, что всегда хотела, то есть спасением пушистых и пернатых.

Зарплаты ей не хватало, вот и собирала банки из-под пива, а потом сдавала. Относила свои сэкономленные копейки в приюты и там молились на неё. Драила бесплатно подъезды и извинялась. Извинялась перед всеми и за всё, лишь бы не обижали тех, кто стал смыслом её существования.

А ночью ложилась в свою большую старую кровать и её окружали её восемь хвостиков. И счастье, покой и радость заполняли её без остатка. А что ещё надо в конце концов человеку?

Так и шли дни за годами, и годы за днями. Мчались, как камень под гору. И не было у неё ни возможности, ни желания замечать такую мелочь, ведь в её жизни было самое главное — забота о других.

В это утро она проснулась от странного ощущения, что рядом кто-то есть. Давно отвыкла от этого. Ведь некому. Давно некому. Но когда женщина открыла глаза, на сумках с пустыми банками из-под пива сидела фигура. Она курила. Не успев испугаться, она спросила
- Грабить пришли?

— Да что у тебя грабить-то? - ответила фигура и усмехнулась.

— Тогда, наверное, убивать? — пошутила она.

— Можно и так посмотреть, — ответила фигура и, встав, затушила сигарету в пепельнице и, подойдя к окну, подняла руки потянувшись.
И она вдруг увидела крылья. Белые, прозрачные крылья, переливающиеся изумрудными бликами.
— Боже, красота то какая, — восхитилась женщина.

— Тебе, между прочим, не восхищаться надо, а бояться и просить меня, — заметил Ангел, — я ведь за тобой пришел. Ну, ты встала бы и сделала чай. Мой знакомый сказал, что ты особенно хорошо его умеешь готовить.

— Раз гость в моём доме, то надо приветить, — согласилась она.

Женщина встала и, запахнув старый халатик, стала суетиться, собирая в заварник какие-то корешки, и добавила немного гибискуса для кислинки.

Ангел присел и поставил рядом пепельницу.
— Всегда курю, когда к вам по делу. Там у нас не очень-то покуришь, — сказал он.

— Да пожалуйста, — ответила она и открыла окно.

Он отпил глоток чая, затянулся сигаретой и закрыл глаза от удовольствия.

— Не соврал, — сказал он, обращаясь к женщине. — Действительно изумительный чай. Садись рядом, поговорить надо.

Женщина села и взяла чашку с чаем для себя.

— Тут такое дело, — продолжил Ангел, — Понимаешь, твоё время ещё не пришло. Месяц тебе полагается, но меня попросили за тебя. Хороший у тебя там заступник. Беспокоится.

— Это ведь Тимочка? — спросила женщина, — Ангельской души был кот, даром что черный.

— Точно, — усмехнулся Ангел, — Он. Понимаешь. Мне надо твоё согласие. Мы сейчас выйдем в окно и это будет тихо и спокойно, как дуновение ветерка, а если откажешься, то придёт другой, и я не знаю, как это будет, а может и никто не придёт.

Женщина обернулась на своих котов и тяжело вздохнув сказала:

— А скажи-ка мне. Ведь он тебя просил ещё кое о чём? Я его очень хорошо знаю. Точно просил.

Ангел поперхнулся чаем и дымом от такой наглости.

— Нет, ты посмотри! Ты только посмотри! — забегал он по маленькой комнатушке, — Эти самые, не от мира сего, всегда недовольны, всегда им мало, всегда они хотят что-то ещё! Ты понимаешь, что я предлагаю тебе тихий, спокойный уход и место на светлой поляне? Да миллионы даже мечтать об этом не могут.

— Так-то оно так, — сказала седая женщина, — только вот куда же мне их деть, — и она кивнула на восемь своих пушистиков замерших у стенки, — Дал бы мне ещё месяц от щедрот своих?

— Всё то ты знаешь, — продолжал Ангел, — Просил твой Тимочка. Конечно просил. Исполнить твоё последнее желание просил. Проси, что ли.

Он встал и строго оглянулся на котов. Они сели по стойке смирно, и взяли хвостами на караул под его строгим взглядом.

— Ты смотри, какая она у вас. Если бы у меня была такая, то может в своё время, и я подольше задержался бы здесь.

Он нервно бегал по квартире куря сигарету за сигаретой и что-то бормоча себе под нос.

Потом сел за стол и отхлебнул чаю.

— Ну значит так. Месяц я дать не могу, — сказал он, строго глядя на неё, —
потому что это твоё время, а вот год, пожалуй. Но только, когда придёт твоё время, то за тобой явится другой, ты это понимаешь?

Она кивнула и улыбнулась, — Пусть будет так.

— Отказываешься, значит? — спросил Ангел.

— Отказываюсь, — ответила женщина.

— А что же мне передать твоему просителю Тимочке, ведь он пытать меня будет?

— А ничего не передавай кроме этого, — и она, встав, подошла к Ангелу и поцеловала его в щеку.

— Нежности какие, — сердито пробормотал тот.

Он встал и подвёл черту.
- Пусть будет так, — подошел к окну и обернувшись сказал, — Спасибо за чай и сигареты.

Потом, пройдя через окно, стал растворяться в уличном мареве. И почти исчез, но. Но вдруг из окна появилось его сердитое лицо.

— Ладно, приду!!! — закричал он, — Приду я за тобой, а то твой Тимочка меня со свету сживёт!
И вдруг, широко улыбнувшись, подлетел к ней и, поцеловав её в щеку, исчез.

А старая седая женщина подошла к своим восьми хвостикам и, гладя их сказала:
- Не бойтесь, не отдам я вас никому, а через год посмотрим. Ангелы — они ведь тоже люди. Понимают. Да и Тимочка мой там. Он нас в обиду не даст.
Ангельской души был кот, даром что черный, - и она улыбнулась.

Комментариев нет. Нацарапай чего-нибудь, а?







Улыбка Большая улыбка Ржунимагу! Превед! Подмигивание Смущен Согласен Кхм Язык Отлично Шок Недоволен Злость Неа! Разочарован Не знаю Пиво Кот Любовь [+]
Музыка Челом бью! Оу е! Да ладно! Устал я! Это намек! Весь внимания! Круть! Ну ты даешь... Оу ес! Палец вверх