По дате публикации за всё время
сортировать по времени
cортировать по

Подслушано

Подслушано | Секрет #115838

Мы завели кошечку сфинкса, пришлось ее слишком рано забрать от мамки, и теперь по ночам, пока я сплю, она сосет мою шею, оставляя на ней маленькие засосики. Выглядит не очень, но не могу проконтролировать… Стала вязать на ночь шарфик, умудряется засосать подбородок. Утром каждый раз подхожу с опаской к зеркалу.

Превращение из вегана-булкоеда в мясорыбоеда!

Котенок, только попав ко мне дом, ел даже майские булки, а сейчас ест только мясо.

Эта история случилась два года назад в городе Владимире. Помню, возвращалась с купания на речке, я на границе с частным сектором сначала услышала, а затем и заметила орущего от голодухи котенка. Увы, в сумке, кроме покусанной и недоеденной майской булки с повидлом, больше из съестного ничего не было, и я, недолго колеблясь, покрошила её ему.

Скажу, я никогда не видела такого аппетита! А с хорошим аппетитом всегда отличные люди! Значит, точно судьба, и я забрала его себе.

Оказавшись дома, котенок ел абсолютно все и даже наевшись, знай выпрашивал, прям из моего рта, уже прожеванную картошку- пюре вместе с салатом.

Но когда я ему купила куриного филе, то все резко поменялось. Это была любовь к мясу не просто с первого взгляда, а даже с первого дуновения его аромата.

Котенок когда жевал пищу богов - мясо, не мог даже сдержать мурчание. А после трапезы из прежнего вегана-булкоеда превратился в ярого мясорыбоеда! И теперь ест только мясо и иногда по настроению рыбу!

Вот-вот, а ещё говорят, что уличные кошки простачки и все без царских замашек. Но это абсолютная неправда, мой царь кот Борис Котеевич тому опровержение, но как настоящий справедливый монарх, за яства никогда меня не забывает поблагодарить и после трапезничества всегда приходит помурчать!

© Котопёс

В избушке Бабы-Яги: Как придумать хороший план мести, если ты кот

Баюн завалился в избушку через окно и, ворча, прошмыгнул за печку.

— Ну только ночи дождусь! — бормотал он. — Я тебе покажу! Посмотрим, как ты запоёшь, когда я приду тебя сожрать!

— Ты чего там с ума сходишь? — поинтересовалась Баба-Яга. — Я тебе сколько раз говорила, чтоб даже не думал кого-то жрать?

— Ни разу! — фыркнул Баюн. — Мне странно слышать возмущения из твоих уст, сожравших не один десяток…

— А ты на мои уста не смотри! За собой следи лучше!

— Я не упрекаю, как тебе показалось, а удивляюсь, что тебя возмущает моё желание сожрать этого гадкого молочника! Ладно бы ради баловства — так я же за дело!

— Это какое это? — заинтересовалась Яга. — Что он такого тебе сделал, что ты его сожрать вознамерился?

— За оскорбление! — Баюн театрально приложил лапу ко лбу. — Я велел ему подать мне две банки сметаны, а он посмел меня спросить, чем я собираюсь платить! Ты представляешь? Немыслимо!

— Мыслимо. Времена нынче не те. Вот годков сто пятьдесят назад тебе бы сметану каждое утро приносили, чтоб уважить. А сейчас развелось Богатырей, вот народ нас и не боится. Во всяком случае не так, как раньше.

Баюн сел на пол, вытянув задние лапы.

— Богатыри! — насмешливо фыркнул он. — Тоже мне! Ты мне поэтому пытаешься запретить жрать молочника? Потому что Богатырь за мной придёт? Так я и его сожру, чтоб знали!

— А после этого их сюда десяток разом заявится, — усмехнулась Яга, — и будет твоя шкура чью-нибудь стену украшать. Умнее надо быть, Баюнчик.

Яга выглянула в окно и, прищурившись, оглядела полянку. Заметив над кустами неподалёку поднимающуюся струйку дыма, она хихикнула и потёрла руки. Над кустами быстро собралась небольшая туча, приглушённо громыхнула и вылила на кусты столб воды.

Подкустовый соглядатай сдавленно выругался и, хлюпая, пополз прочь.

— Дружинник?

— Он, кто ж ещё, — хмыкнула Яга. — Теперь слушай. Если ты считаешь себя оскорблённым, то мстить за оскорбление нужно с умом. И кого-то жрать для этого вовсе необязательно.

— Тогда мщение не будет столь эффектным, — проворчал Баюн.

— Не факт. Сожрать, конечно, просто, но не так интересно.

Яга опустилась в кресло и довольно улыбнулась.

— Помню, оскорбил меня как-то один трактирщик. Не специально, но зло я задумала. Все домовые в каждом доме по ночам в людей касторку заливали, в разумных количествах. Не всем подряд, конечно, а только тем, кто что-то из трактира кушал. Люди, конечно, долго сообразить не могли, откуда беда приходила, но, наконец-таки, дошло, откуда. Что началось! К трактирщику, будто к нечисти на разговор заявились — с вилами и факелами. Обошлось, конечно, но вот дело своё ему свернуть пришлось, а там и вовсе разорился.

— Детям ведь его голодать пришлось! — фыркнул Баюн. — Это уже слишком.

— Как мало ты обо мне знаешь! — хихикнула Яга. — Но нет, не женат был. Думать надо было, что говоришь! Это сейчас я мимо ушей такое пропущу, а тогда ни-ни! Да и знал он об этом прекрасно, предупреждён, можно сказать. Сам виноват.

Баюн задумчиво пошевелил ушами.

— Не могу не признать, что это ужасно, — промурлыкал он. — Представляя своего недруга на его месте, я испытываю радость и удовольствие. Это и в самом деле куда лучше, чем просто сожрать.

Запрыгнув на печку, Баюн свернулся калачиком и закрыл глаза, не переставая мурлыкать.

— И чего улёгся? — спросила Яга. — А план мести придумывать уже не собираешься?

— Чего его придумывать? — пробормотал Баюн. — Я поступлю гораздо умнее, как и положено невероятно умному коту.

— Это как?

Баюн довольно улыбнулся.

— Буду хорошо себя вести и мыть посуду две недели. Я ведь у тебя такой хороший котёночек.

— Валенок ты хитрый! — захохотала Яга. — Ладно уж, придумаю что-нибудь, но не такое ужасное, а соизмеримое с оскорблением. И посуду ты за это три недели мыть будешь. А задумаешь отлынивать…

— Ты меня в мышь превратишь, — кивнул Баюн, зевая. — Знаю, бабушка, знаю. Думай, не теряй времени.

© Не такая сказка

"Когда вокруг полно цветов..." Н.Черных

Когда вокруг полно цветов,
глаза сияют у котов -
И, несомненно, красота
Меняет душу у кота…

И зелени, и солнца свет
У них в крови на много лет,
А для плохого или злого
В кошачьем сердце места нет.

Кошкина пижама. Рэй Брэдбери

Не каждую ночь, когда едешь вдоль Миллпасс по Девятому шоссе в Калифорнии, ожидаешь заметить посреди дороги кота.
Коли на то пошло, не каждый вечер такой кот вообще выходит на пустынное шоссе, тем более если этот кот, по всей вероятности, брошенный котенок.
Тем не менее это маленькое существо сидело на дороге, деловито умываясь, в тот момент, когда случилось два события.
Машина, на большой скорости ехавшая на восток, внезапно затормозила и остановилась.
Одновременно у кабриолета, мчавшегося с еще большей скоростью на запад, чуть не лопнули шины, когда он затормозил и встал как вкопанный.
Дверцы обеих машин одновременно шумно распахнулись.
Котенок сидел, не обращая никакого внимания на то, что с одной стороны застучали высокие каблучки, а с другой — грубые ботинки для гольфа.
Чуть не столкнувшись над умывающимся котенком, одновременно наклонились и протянули к нему руки красивый молодой человек и более чем привлекательная молодая женщина.
Обе руки одновременно прикоснулись к котенку.
Это был теплый, круглый, черный как ночь усатый комочек, из которого смотрели два огромных желтых глаза и высовывался розовый язычок.
Котенок изобразил на мордочке запоздалое удивление, когда оба путешественника с изумлением посмотрели на то место на теле котенка, которого коснулись их руки.
— О, как вы смеете! — вскричала молодая женщина.
— Смею что? — вскричал молодой мужчина.
— Отпустите моего котенка!
— С каких это пор он ваш?
— Я первая к нему подошла.
— Мы подошли одновременно, ничья.
— А вот и нет.
— А вот и да.
Он потянул котенка за заднюю часть, она за переднюю, и вдруг котенок мяукнул.
Оба выпустили его из рук.
В тот же миг они снова схватили прелестное существо, на сей раз женщина взялась за заднюю часть, а молодой человек за переднюю.
Довольно долго они мерили друг друга взглядом, пытаясь решить, что сказать.
— Я люблю кошек, — наконец заявила она, не выдержав его упорного взгляда.
— Я тоже! — вскричал он.
— Не кричите.
— Никто же не слышит.
Они поглядели в одну сторону дороги, потом в другую. Ни одной машины.
Женщина с удивлением перевела взгляд на котенка, как будто ища в нем какого-то откровения.
— Мой кот умер.
— Мой тоже, — парировал он.
Это несколько ослабило их хватку на теле котенка.
— Когда? — спросила она.
— В понедельник, — ответил он.
— Мой — в прошлую среду, — сказала она.
Они поменяли положение рук на спине крохотного комочка и уже скорее не держали его, а лишь касались.
Повисла неловкая пауза.
— Что поделаешь, — наконец произнес он.
— Да, что поделаешь, — сказала она.
— Простите, — неловко извинился он.
— И вы тоже, — сказала она.
— Так что будем делать? Не можем же мы вечно здесь торчать.
— Похоже, — заметила она, — он обоим нам нужен.
Непонятно к чему, он вдруг сказал:
— Я как-то написал статью для журнала «Кэт Фэнси».
Она посмотрела на него более пристально.
— А я вела кошачье шоу в Кеноше, — сообщила она.
Они снова застыли в мучительном молчании.
Мимо с ревом пронесся автомобиль. Оба отскочили, а когда машина проехала, увидели, что по-прежнему держат в руках прекрасное существо, которое они уберегли от опасности.
Молодой человек посмотрел вдаль на дорогу.
— Там есть закусочная, я вижу огни. Может, выпьем по чашке кофе и обсудим наше будущее?
— Для меня нет будущего без моего котенка, — сказала она.
— Для меня тоже. Давайте. Поезжайте за мной.
Он взял котенка у нее из рук.
Она закричала и потянулась за ним.
— Все в порядке, — сказал он. — Поезжайте за мной.
Она вернулась, села в свою машину и поехала по дороге вслед за ним.

Они зашли в пустой кафетерий, сели в кабинку и посадили котенка между собой на стол.
Официантка бросила на них и котенка беглый взгляд, куда-то отошла, а затем вернулась, с полным блюдцем сливок и, широко улыбаясь, поставила на стол. Они сразу поняли, что имеют дело еще с одной любительницей кошек.
Котенок принялся лакать сливки, а тем временем официантка принесла кофе.
— Ну вот, — произнес молодой человек. — Как думаете, это надолго? Разговор на всю ночь?
Официантка все еще стояла рядом с ними.
— Боюсь, мы скоро закрываемся, — сказала она.
Неожиданно молодой человек предложил:
— Взгляните на нас.
Официантка посмотрела.
— Если бы вы хотели отдать этого котенка одному из нас, — продолжал он, — кому бы вы отдали?
Официантка испытующе оглядела молодых людей и сказала:
— Слава Господу, я не царь Соломон.
Она выписала счет и положила на стол.
— Знаете, есть еще люди, которые читают Библию.
— Здесь есть другое место, куда мы могли бы пойти поговорить? — спросил молодой человек.
Официантка кивнула в сторону окна.
— Дальше по дороге есть гостиница. Можно с животными.
При этих словах молодые люди так и подпрыгнули на месте.
Через десять минут они входили в гостиницу.
Оглядевшись, они увидели, что в баре уже темно.
— Глупо, — сказала она, — что я согласилась прийти сюда ради того, чтобы доказать право на моего же котенка.
— Он еще не твой, — заметил он.
— Но скоро будет, — ответила она и бросила взгляд в сторону конторки портье.
— Не волнуйся, — он показал ей котенка. — Этот котенок будет тебя защищать. Он будет находиться между мной и тобой.
Он отнес котенка к гостиничной конторке, человек за стойкой бросил на них один-единственный взгляд, выложил на журнал постояльцев ключ и протянул авторучку.
Через пять минут они уже наблюдали, как котенок весело носится по ванной в их номере.
— Ты когда-нибудь в лифте, вместо того чтобы говорите о погоде, пробовала рассказать о своем любимом коте? — задумчиво спросил он. — К верхнему этажу попутчики галдят, как безумные.
В этот момент котенок прибежал обратно в комнату.
Он вскочил на кровати и устроился в самой середке подушки. Увидев это, молодой человек заметил:
— Именно это я и хотел предложить. Если во время разговора нам понадобится отдохнуть, пусть котенок лежит посередине, а мы будем лежать в одежде по обе стороны от него и обсуждать наши проблемы. К кому первому котенок придвинется, выбрав тем самым своего хозяина, тот его и получит. Договорились?
— Ты заготовил какой-то трюк? — спросила она.
— Нет, — ответил он. — К. кому котенок пойдет, тот и станет хозяином.
Котенок на подушке почти уснул.
Молодой человек придумывал, что бы еще сказать, потому что огромная кровать так и стояла незанятая, если не считать задремавшего на ней зверька. Внезапно его осенило, и он задал вопрос молодой женщине по ту сторону кровати:
— Как тебя зовут?
— Что?
— Ну, если мы собираемся до утра спорить о моем котенке…
— До утра — чушь! До полуночи, может быть. Ты имел в виду, о моем котенке. Кэтрин.
— Что-что?
— Глупо, но меня зовут Кэтрин.
— Уменьшительное можешь не говорить, — чуть не смеясь, сказал он.
— Не стану. А тебя?
— Ты не поверишь. Том. — Он встряхнул головой.
— Я знала дюжину котов с таким именем.
— Я на этом не зарабатываю.
Он попробовал кровать, словно это была горячая ванна, выжидая.
— Можешь стоять, если хочешь, а я, пожалуй…
Он улегся на кровать.
Котенок по-прежнему дремал.
Прикрыв глаза, молодой человек продолжал:
— Ну?
Она сперва села, а затем прилегла на самый краешек, рискуя свалиться.
— Так-то лучше. Ну, на чем мы остановились?
— Мы спорили, кто из нас заслуживает увезти домой Электру.
— Ты уже дала котенку имя?
— Имя неопределенное, основанное на личных качествах, а не на принадлежности к полу.
— Так ты даже не посмотрела?
— И не стану. Электра. Продолжай.
— Что я могу сказать, в свою пользу? Ну что ж…
Его глаза из-под прикрытых век внимательно осматривали комнату.
С минуту он задумчиво глядел в потолок, а затем сказал:
— Знаешь, с котами все так странно получается. Когда я был маленьким, бабушка с дедушкой велели мне и моим братьям утопить приплод котят. Мы все пошли, и братья сделали это, а я не выдержал и убежал.
Воцарилось долгое молчание.
Она посмотрела на потолок и сказала:
— Ну слава богу.
Снова повисла пауза, потом он сказал:
— А несколько лет назад произошло нечто еще более примечательное и не такое печальное. В Санта-Монике я зашел в зоомагазин к поисках котенка. Там было, наверное, штук двадцать или тридцать котят всех мастей. У меня глаза разбежались, а продавщица указала на одного из них и сказала: «А вот этому действительно нужна помощь».
Я посмотрел на кота: он выглядел так, будто его постирали в стиральной машине и отжали в центрифуге. Я спросил: «Что с ним случилось?» А она сказала: «Этот котенок принадлежал человеку, который его бил, поэтому он всех боится».
Я заглянул котенку в глаза и сказал: «Его-то я и возьму».
Я поднял кота — он страшно испугался — и отнес его к себе домой. Дома выпустил, и он сразу бросился вниз по лестнице, спрятался в подвал и ни за что не хотел выходить.
Больше месяца я носил в подвал еду и молоко, пока наконец постепенно не выманил его оттуда. После этого мы стали друзья не разлей вода.
Совсем разные истории, правда?
— Да уж, — сказала она.
В комнате уже было совсем темно и очень тихо. Маленький котенок лежал между ними на подушке, и оба приподнялись, чтобы взглянуть, как он там.
Он спал глубоким сном.
Они лежали, глядя в потолок.
— Мне надо рассказать тебе кое-что, — помолчав, сказала она, — о чем я все не решалась сказать, потому что это звучит как особое обстоятельство в мою пользу.
— Особое обстоятельство? — переспросил он.
— Так вот, — продолжала она, — сейчас у меня дома лежит вещь, которую я скроила и сшила специально для моего котеночка, который умер неделю назад.
— И что это за вещь? — поинтересовался он.
— Это… — сказала она, — пижама для кошки.
— О боже! — воскликнул он. — Ты победила. Этот зверек твой.
— Нет, что ты! — закричала она. — Это нечестно.
— Человек, который сшил пижаму для кота, достоин победы в этом состязании, — заявил он. — Этот человек — ты.
— Я не могу так поступить, — возразила она.
— Я настаиваю, — ответил он.
Долгое время они лежали молча. Наконец она произнесла:
— Знаешь, а ты не такой плохой.
— Не такой плохой, как что?
— Как я подумала про тебя вначале.
— Что такое я слышу? — спросил он.
— Наверное, я плачу, — ответила она.
— Давай-ка поспим немного, — предложил он наконец.
Луна осветила потолок.

Взошло солнце.
Он лежал на своей стороне кровати и улыбался.
Она лежала на своей стороне кровати и улыбалась.
Маленький котенок лежал на подушке между ними.
Наконец, глядя на залитое солнцем окно, она спросила:
— За ночь котенок придвинулся к тебе или ко мне, он указал, кому хочет принадлежать?
— Нет, — ответил с улыбкой Том. — Котенок не придвинулся.
А TЫ — да!

ВНЕЗАПНАЯ РАЗВЯЗКА. Богдан Филатов

А кот сидел на остановке
И пересуды вызывал:
Чего он мнётся здесь неловко?
В подвале б лучше куковал.

Одни его считали местным,
Другие - странным чужаком
И отворачивались резко,
Застыв с надменным холодком.

Одни по-дружески кивали,
Нередко подмигнуть спеша,
Другие пасмурно зевали,
В сторонку быстро сделав шаг.

Одни твердили, что нарочно
Сидит на остановке кот!
Поверить, правда, в это сложно,
Но он родной автобус ждёт!

Дождётся и домой умчится,
В свой потаённый закуток,
Где хорошенько размурчится,
Сперва поужинав чуток.

Другие сразу просвещали,
Что кот поблизости живёт!
А здесь-то, притворясь печальным,
Опять подачку нагло ждёт.

Что он, ничуть не голодая,
Людей обманывать пришёл,
Весьма бездушно полагая,
Что люди сами-то с душой!

Мужик с чекушкой взбеленился,
Мол, с детских лет, сродни коту
Сам с ожиданием сроднился,
Хоть обретал лишь пустоту!

Но обязательно дождётся
На остановке бытия
Того, с чем соколом взовьётся,
Отринув немощь пития!

Немало было споров, сплетен
Из-за какого-то кота!
Таких полно на белом свете,
Но в каждом скрыта красота.

И проходившая девчушка,
Не проморгать её вольна,
Коту устроила пирушку,
Добру действительно верна.

ВОСЕМЬ ЖИЗНЕЙ. Олег Бондаренко

Он стоял над маленьким серым котенком. Грязный и вонючий со слежавшейся шерстью лежал не шевелясь. Человек наклонился и поднял его. В нос ударил резкий запах. Он поморщился. Бедняга давно был мертв. Ну нельзя же его бросать так, надо похоронить. Человек пошел вперед держа маленькое худое тельце в правой руке.
Тут совсем рядом была такая светлая полянка с зеленой травой. Взяв лопату, приготовленную для поездки на дачу, человек пошел туда. Положив котенка на землю, он принялся копать ямку. Потом встал на колени и попытался произнести молитву. И вдруг осознал, что забыл так хорошо заученные в детстве слова. Он мучительно пытался что-то вспомнить, но проклятая память как назло категорически отказывалась помогать.
Пробормотав что-то на счет сочувствия и лучшего мира для всех он взял на руки маленькое существо и погладив его шерстку положил в вырытую яму. Левая рука дернулась. Что за черт, прости Господи -подумал он и замер. Нет, не может быть. Это только рука. Лопата оказавшаяся в правой руке уже набрала землю. Человек осторожно отложил её в сторону и наклонившись вниз достал серое существо.
Превозмогая отвращение и страшную вонь он прижал маленькое тельце к уху и задержав дыхание прислушался. Ничего не слышно. Человек собрался положить его назад и вдруг. Вдруг маленькое существо всхлипнуло и открыло глаза.
- “Господи, Боже ты”, мой выдохнул человек.
Котенок дернулся и тихонько запищал. Не мяукнул, а именно запищал. Человек поднес его к самому лицу и тогда маленькое серое существо закричало во всё своё маленькое горло. Подхватив его и забыв про лопату, человек бросился к машине и помчался к давнему другу детства, работавшему ветеринаром. Ворвавшись в приёмную и промчавшись мимо очереди, он влетел в кабинет и задыхаясь сказал:
- “Вот!”
Врач оставил большую собаку и подошел к маленькому серому котенку.
А через пару месяцев наступило Pождество, и, сидя за праздничным столом, они смеялись, вспоминая этот случай, а маленький толстый котенок лежал на коленях у своего спасителя и мурлыкал. Лопата так и осталась на светлой полянке. И слава Богу, что она не пригодилась. Счастье иногда сильнее смерти. Иногда.

Студенты напечатали на принтере протезы для кота

Жизнь американского кота по имени Сержант Стаббс складывалась не самым счастливым образом — в сентябре 2018 года ему пришлось частично ампутировать обе задние лапы. Однако, новый владелец животного обратился к студентам из Висконсинского университета в Мадисоне за помощью, чтобы вернуть ему способность бегать и прыгать.

Бездомного полосатого кота подобрали в Чикаго в очень тяжелом состоянии: обе его задние лапы были повреждены и загноились. Животному нашли временное убежище в приюте города Уайтуотер, а после лечения присвоили имя Сержант Стаббс (от англ. stub — «обрубок»). После того, как ветеринары убедились, что здоровью кота ничего не угрожает, его новым хозяином стал Адам Скофилд из городка Оук-Крик, штат Висконсин.

Новые задние лапы создали первокурсники инженерных и медицинских специальностей. Они провели исследование строения оставшихся у животного в конечностях костей, сформировали несколько заготовок и на их основе изготовили два схожих протеза. Они прочные, легко снимаются при необходимости, а крепятся к культям эластичными ремешками.

Впервые Стаббс опробовал искусственные лапы в четверг, 2 мая, а сейчас, по словам Адама, он уже успешно осваивается. Хотя первое время кот и пытался снять с себя протезы, он к ним быстро привык. Недавно у кота-инвалида появился сосед, также нуждающийся в уходе — рыжий Капитан Крэш (от англ. «падать» или «крушение»). Этот питомец страдает от врожденного дефекта центральной нервной системы, из-за которого с трудом стоит на лапах.

Тезка героя новости, кот Стаббс, на протяжении 20 лет являлся почетным мэром местности Талкитна в штате Аляска, США. Свое прозвище он получил из-за того, что родился без хвоста, чем и привлек внимание будущей хозяйки. На пост мэра его выдвинули в 1997 году после того, как все политики разочаровали местных жителей. А в штате Висконсин, всего в сотне километров от нового дома Сержанта Стаббса, талисманом и «мэром» города Шарон служит кот Фредди. В отличие от аляскинского коллеги, официально его не избирали и он является не символом победившей демократии, а ярким примером заботы местных граждан о братьях наших меньших.

Источник: Популярная механика

Наука. Гектор Шульц

В темной комнате, освещенной лишь тусклым желтым светом старого торшера, сидели двое. Сидели и молчали, думали о своем, изредка вздыхали, бросая друг на друга задумчивые взгляды. Но каждый из них знал, что рано или поздно разговор состоится. Вот только каким он будет, не знал никто.

- Тысячи мыслей в голове. С чего бы начать? – тихо и, как бы спрашивая себя, произнесла статная и зеленоглазая.
- С чего-нибудь простого, - робко ответила маленькая, худенькая, смотря на статную большими голубыми глазами, светящимися от восторга и безграничного уважения. – Вы же столько всего знаете, прожили долгую жизнь. Каждое ваше слово для меня словно редчайшая драгоценность.
- Ты мне льстишь, - улыбнулась зеленоглазая, но в её голосе проскользнуло удовольствие. Слова маленькой пришлись по душе. – Ладно. Урок первый. То, что ты должна запомнить на зубок.
- И что же? – осторожно поинтересовалась голубоглазая, когда пауза затянулась.
- Будь гордой! – с нажимом ответила статная, блеснув белоснежными зубами. Она тихо рассмеялась, увидев удивление, и склонила голову. – Что тебя так удивило?
- Как это? Ну, быть гордой?
- Быть гордой, значит не бежать по первому зову любого человека, сшибая все на своем пути, - пояснила зеленоглазая. – Тебе следует показать, что у тебя есть гордость. А гордые никогда не идут на первый зов, какие бы блага он ни сулил. Дорогие подарки, роскошная еда, ласки и любовь – гордость перед этим не склоняется. Если тебя зовут, значит это им нужно твое общество, а не тебе. Пусть приходят на поклон сами.
- Пусть сами приносят дары?
- Именно, дитя, - улыбнулась статная. Её глаза сверкнули изумрудным огнем и тут же погасли. – Они принесут тебе дары, будут лебезить перед тобой, но ты должна быть гордой. Осмотри все внимательно и реши, достоин ли тот человек твоего внимания. Ты можешь сделать шаг, но остальные десять шагов должен сделать тот, кому нужно твое внимание. Понимаешь, о чем я говорю?
- Кажется, да, - вздохнула голубоглазая с почтением смотря на статную.

- Урок второй, дитя. Ты можешь быть ласковой и великодушной, но не забывай о гордости. Видишь ли, тот, кто получает слишком много твоего внимания, в итоге пресыщается им. И приходит равнодушие вместо радости, когда ты удостаиваешь ничтожных своим обществом. Иной раз полезно вместо добра показать тьму. А вместо теплой улыбки острый звериный оскал. Особенно, когда твое внимание попытаются получить силой. Для этого мы и носим при себе эти острые кинжалы. И тогда, когда ты вновь придешь на зов, ты не увидишь равнодушия. Ты увидишь радость и счастье от того, что ты снизошла до их просьб. Недостижимое всегда прекраснее того, что находится под рукой. Будь рядом, но не слишком близко. И радуй их своим обществом только в особенные моменты.
- Надо показать им всю ценность этого мига, - задумчиво кивнула маленькая, прищурив глаза.
- Верно. Ты схватываешь на лету, - вновь улыбнулась статная. – Урок третий. Не менее важный, чем первые два. Ты всегда должна быть прекрасной. Нет ничего хуже, когда одна из нас похожа на драную подстилку. Другие? Возможно. Но не мы. Любая поза, даже когда ты наедине с собой, должна быть изящной и прекрасной. Лишь черни позволительны вульгарные позы, но не нам. Помни о гордости, дитя. И красоте. Если ты лежишь, то исключительно благородно, подчеркивая все свои достоинства. Если приводишь себя в порядок, то исключительно грациозно, насколько это возможно. Любое твое действие должно быть преисполнено красоты и благородства. Только тогда ты начнешь замечать, как меняется их отношение к тебе. Они будут восторгаться каждым твоим движением, рукоплескать, когда ты посмотришь на них, и будут жаждать услышать твои песни.
- Они будут радоваться, если я одарю их своей милостью. И будут восторгаться моей красотой.
- Да, - кивнула статная и её взгляд похолодел. – Урок четвертый. Мы питаемся исключительно деликатесами. Черствый хлеб и тухлая вода для черни и тех, о ком я расскажу позже. Как бы ни был силен твой голод, ты всегда должна быть гордой. Мы едим медленно, неспешно, нас не заботит ничего. Мы наслаждаемся едой, если эта еда достойна нас.
- И я не должна стесняться, если еда придется мне не по вкусу? – спросила голубоглазая, затаив дыхание.
- Ты должна демонстративно показать, что ешь только самое лучшее, - отрезала статная. – Помои для черни, а наш стол должен ломиться от деликатесов. Помни о красоте, дитя. Даже обычный прием пищи должен восхищать тех, кто жаждет твоего внимания.

- Вы обмолвились о том, что расскажете мне еще о ком-то.
- Да, - скупо, кивнула зеленоглазая, презрительно наморщив нос. – С ними ты тоже столкнешься, рано или поздно, но столкнешься.
- Какие они? Я их никогда не видела.
- Шумные, грязные, бестолковые. В их крови нет гордости, нет благородства. Они импульсивны, порой беспричинно злы или радостны. И многие из них сразу же бегут на любой зов, забыв обо всем на свете. Целыми днями они валяются в грязи, на полу, на диванах. Везде, где им хочется. Они радуются, если им дают объедки, и готовы целовать руки тех, кто швырнет им эти объедки. Конечно, среди них тоже попадаются достойные личности. Но их очень мало. Основная масса именно такая, как я уже сказала ранее. Мы недолюбливаем друг друга и не зря. Их раздражает наша гордость, а нас их образ жизни, но иногда нам приходится не только сталкиваться с ними, но и жить рядом продолжительное время. Порой и всю жизнь.
- Всю жизнь?! – ахнула маленькая.
- Всю жизнь, - улыбнулась статная. – Но тебе нечего бояться. Ты та, кто ты есть. Запомни то, что я тебе сказала. Пропитайся этой наукой и пусть каждое мое слово проникнет в твое сердце.
- Это все?
- Почти, - слабо кивнула зеленоглазая. – Остался еще один урок. Главный. В твоей жизни будет много людей. Хороших и плохих, радостных и грустных, молчаливых и болтунов. Но когда-нибудь появится тот человек, которого ты полюбишь. Полюбишь всем сердцем и душой, дитя. Прикосновения его пальцев будут для тебя самой желанной лаской, ты будешь извиваться, когда он начнет тебя ласкать. И тебе захочется петь только ему, захочется спать только с ним, и играть только с ним. Все остальное перестанет существовать.
- А как же гордость?
- Гордость… Она никуда не денется, - вздохнула статная. – Но и она пасует перед любовью, дитя.
- У вас был такой человек в жизни?
- Да. Был. Я любила его, а он любил меня. Баловал меня дорогими игрушками, но я жаждала лишь одного. Его прикосновений, слушать его голос и, прижавшись к груди, наслаждаться размеренным стуком его сердца, - в голосе зеленоглазой мелькнула грусть. И тут же исчезла. – Обычно именно те, кого мы любим, провожают нас в последний путь, но иногда бывают исключения.
- Вы проводили его?
- Да. Проводила, - улыбнулась статная, посмотрев в окно.
- И больше никого не полюбили?
- Нет. Мы любим только раз и на всю жизнь. Моя жизнь почти закончилась, а твоя только начинается. Когда-нибудь и ты познаешь любовь, дитя. И ты поймешь, что значили мои слова, - она вздохнула и, услышав скрежет в замочной скважине, еще раз улыбнулась. – Пошли. Пора тебе кое-что показать.
*****
Розовощекий паренек вошел в прихожую, поставил на пол пакет с продуктами и, чихнув, включил свет. Он вздрогнул, увидев, как в гостиной загорелись два зеленых огонька, а потом рассмеялся, когда в прихожую грациозно вошла старая персидская кошка с огромными зелеными глазами, за которой смешно семенил маленький и тощий голубоглазый котенок.

- Уже подружились? – хмыкнул паренек, присаживаясь на колени. Зеленоглазая кошка, не дойдя до него двух шагов, плюхнулась на пол и внимательно посмотрела на котенка, который внимательно наблюдал за ней. Паренек ехидно улыбнулся и, приблизившись, ласково почесал кошку за ухом, заставив тихо замурчать. Потом он удивленно поднял бровь, когда котенок поступил точно таким же образом и улегся неподалеку. – Вижу, что не только подружились, но и некоторыми привычками поделились.

Паренек осторожно взял котенка на руки и слабо вздохнул, когда тот принялся мурлыкать и от удовольствия зажмурил глаза. На миг ему показалось, что в глазах старой бабушкиной кошки промелькнуло одобрение, но он тряхнул головой и еще раз рассмеялся.

- Ладно. Пойдем, покормлю вас. Тебе, Люси, как обычно твой любимый паштет. Кроме него ты вообще ничего не ешь. Эх, завтра Лена и Лорда с дачи привезет. Надеюсь, что и с ним подружитесь, - буркнул он и, взяв пакет в свободную руку, направился на кухню, прижимая к груди мурлыкающего котенка. Старая кошка блеснула зелеными глазами и, подняв хвост трубой, величаво двинулась за ним.

Кошка. Дарья Татарчук

Нам под дверь поставили лукошко,
Забыв сопроводить его письмом.
В нем сидела маленькая кошка,
Беленькая, с черненьким пятном.

Начались у нас сомнения и споры,
Взять ее нам, или же не взять?
Вдруг она порвет новые шторы,
Или расцарапает кровать?

Но маленькие глазки голубые
Нас умоляли даровать приют,
Словно шепча: «Отбросьте мысли злые,
Я принесу вам счастье и уют».

Растопить сумела она сердце
И каждого из нас в себя влюбить.
Перед кошкой распахнулись наши дверцы,
И вместе с нами стала она жить.

Стала постепенно жизнь меняться,
Светом все наполнилось кругом.
Мы все чаще стали улыбаться,
Ведь добрый лучик мы пустили в дом.

Пусть иногда шалит она немножко,
И хозяев утром будит пусть,
Ведь если в доме поселилась кошка,
Стороной его обходит грусть.

У нас много историй и другого креатива, листай дальше!