По дате публикации за всё время
сортировать по времени
cортировать по

Мой золотой котёнок

На свое 20-летие мой сын захотел в подарок щеночка или котенка.
Со своей тогдашней девушкой Таней он поехал на Птичий рынок и купил там шестинедельного белоснежного котенка-экзота. И с этим котенком и с Таней приехал ко мне прямо к праздничному столу (сын жил отдельно, но свои дни рождения предпочитал справлять у меня).
Котеночек был похож на курносого ангела: малюсенький, нежный, пушистый, невесомый. Такое живое родное облачко. Розовый носик был сухим и горячим, а теплая шерстка — спутанной и растрепанной.
Я взяла котенка в руки — он умещался на ладошке — и услышала, как часто и тяжело он дышит. Поставила его на ковер — он посмотрел сквозь меня пустым взглядом и плюхнулся на бочок.
- Ребят, поздравляю вас, — сказала я, — вы купили больное животное.
- Прикольный, правда? - откликнулась из-за стола Таня, подцепляя вилкой кусок семги, — я его сразу выбрала. Он такой милый лежал -самый грустный, самый маленький. Да вылечим мы его! Не парьтесь, тетя Жанна!
- Не парься, мама! — подтвердил сын, — моя Танюша разбирается в животных и их болячках. Все будет окей!
* * *
Через две недели сын позвонил и сообщил, что они с Таней расстаются и он намерен переехать назад в родные пенаты.
- Котенок ваш как поживает? — спросила я.
Повисла пауза.
«Але!» — позвала я.
- Она возила его к врачу, — сказал сын неуверенно, — там ему, кажется, сделали какие-то уколы. Я не знаю подробностей, я был на гастролях две недели. Приехал — в квартире холод, грязь, вонь, ни еды, ни воды. Сапоги резиновые в ванне плавают…
- А котенок? — напомнила я.
- Ну — вроде нормально, — совсем скис сын, — но он все время лежит почему-то. Не ест, не пьет, не встает.
-А вы кормить его пробовали? — поинтересовалась я.
-Таня ему все время кефир наливала. И консервы. Но он их не ел. Они засохли. И кефир был засохший, когда я приехал.
«Фашисты," - подумала я. Но вслух ничего не сказала. Прости меня, Господи, за мою тогдашнюю слабость и злость.
* * *
Сын привез свои вещи, вывалил в коридоре гору из кофров, чемоданов и сумок. Потом вручил мне кошачью клетчатую переноску. Я расстегнула ее дрожащими руками.
Из переноски мне на ладони выпал невесомый прозрачный котенок.
Его брюшко было мокрым, липким и грязным.
Котенок поднял головку - из его глаз текли ярко-красные кровавые слезы. Носик тоже был в кровяных подтеках.
Я коснулась его спинки и отдернула руку: моя ладонь вместо позвонков нащупала острые-преострые костяные шипы. Я подула в шерстку — так и есть: из розовой кожи, едва не прорывая ее, выступали, как гребень дикобраза, треугольные костяшки-иглы. «У него переломаны кости," - с ужасом подумала я, звоня в ветеринарную скорую помощь.
* * *
-Ну что вы, кости абсолютно целы, — сказал приехавший врач, — просто у него дистрофия в последней стадии. Полное отсутствие подкожно-жировой клетчатки.
- Отчего это? — похолодела я.
-Он есть не может. И пить тоже. В этом причина.
- А почему? — спросила я, чувствуя, как земля уходит у меня из-под ног. Я всегда в минуту опасности становлюсь слабой и беспомощной, как котенок в последней стадии дистрофии.
- А вы на горло его посмотрите, — сказал врач, — видите, какой красный зев?
Я заглянула котенку в ротик и увидела, что передняя половина неба была розовой и блестящей, а задняя — малиновой и мутной.
-Что это? — отшатнулась я.
- Не знаю, — пожал плечами врач, — может, вирус какой, а может — опухоль. Носоглотка воспалена, перекрыта, сосуды полопались. Отсюда и кровь в глазах.
- Прооперировать можно? — глухо спросила я.
- Ну что вы, — сказал врач раздраженно, — в нем весу живого грамм двести, не больше. Какая операция. Лучше согрейте его чем-нибудь. Тряпку в коробку постелите и грелку положите.
Увидев мое выражение лица, врач смягчился: — Таблетки я вам оставлю хорошие, сильные. Если сможете — давайте по четвертушке каждые четыре часа. Может, и выживет. Чего в жизни не бывает…
* * *
Закрыв за врачом дверь, я отнесла котенка в ванную и аккуратно смыла с живота и лапок жидкие испражнения.
Но как только я промокнула его тельце мягкой салфеткой, котенок виновато посмотрел на меня и тоненько, тихонечко пукнул. Желтая свежая пена мгновенно растеклась по его лапкам и моим рукам.
- Не смущайся, брат, — подбодрила я сконфузившегося котенка, — я тебя сейчас снова помою. А потом еще раз, если надо будет. Ты, главное, не переживай. Все у нас будет хорошо.
-Не будет, — ответил котенок, и очередная алая слеза выкатилась из печального голубого глаза, — ты же слышала: врач сказал, что я скоро умру.
- Скажешь тоже, — возразила я, — укутывая котенка в дочкину байковую пеленку, а затем в старый меховой воротник, — я тебе сейчас грелочку положу, а потом мы с тобой покушаем…
- Не получится, — покачал головой котенок, - у меня так болит живот, сердце и горло, если бы ты знала. Знаешь, — глаза котенка снова наполнились слезами, — мне так страшно умирать: без мамы, голодным, больным, в чужом доме…
- Ах ты, бессовестный! — я сделала вид, что разозлилась, — значит, мой дом для тебя чужой?! И не стыдно тебе после твоих слов? После всего, что я для тебя сделала?!
Котенок не ответил. Я увидела, что он заснул, прижавшись к грелке. Ему снились мама, братья, сестры, долгая сытая жизнь и счастливая кошачья старость.
* * *
Коробку с котенком я поставила на стол в кухне. Сама села рядом - дежурить. Котенок был в жару, часто дышал с открытым ртом, как собака, на прикосновения не реагировал.
Я намочила палец и смазала котенку язык. Реакции — ноль. Я взяла пипетку, набрала в нее каплю воды и впрыснула котенку в рот. Он поперхнулся, закашлялся, пол-капли выплюнул, но пол-капли все-таки проглотил. Широко открыл глаза, тщательно облизнулся.
«Ура," - подумала я. Подождала пятнадцать минут. Затем взяла таблетку, оставленную ветеринаром, раздавила ее ложкой, отделила одну крупицу и растворила в наперстке воды. И втянула в пипетку каплю этого раствора. И осторожно, медленно впрыснула котенку на язык.
-Что это за гадость? — скривился котенок, отплевываясь и облизываясь — зачем ты надо мной издеваешься?
- Потерпи, милый, так надо, — сказала я, вновь наполняя пипетку, — это обезболивающее лекарство, тебе скоро станет легче и я смогу тебя покормить.
* * *
Через час я вскипятила ложку молока, остудила, набрала в пипетку одну каплю и влила котенку между зубов. Когда котенок пытался проглотить молоко, внутри его что-то поскрипывало и посвистывало.
Так и прошла ночь: под тусклой лампой на кухне и под бормотание телевизора, который помогал мне бодрствовать. Через каждые пятнадцать минут поочередно капля лекарства - капля молока. Правильно ли я делала, я понятия не имела. Но я твердо знала, что не дам котенку умереть.
* * *
Утром муж принял у меня «дежурство». «Иди поспи," - сказал он. «Запомни: капля молока — капля лекарства!» — напоминала я, проваливаясь в сон.
* * *
Я проснулась через три часа и первым делом бросилась к котенку. Он был квелым, но не спал, и увидев меня, скрипуче, хрипло-ржаво мяукнул! «Да ты, оказывается, баритон," - засмеялась я.
К вечеру я рискнула увеличить дозу молока: я вливала котенку уже не по одной, а по три капли!
А ночью, когда все уснули, я на свой страх и риск решила изменить рацион: я взяла крошку телячьего фарша величиной с горошину и размазала ее по небу котенка. В следующую секунду я едва не ослепла от боли: острые мелкие зубы впились мне в подушечку пальца. Котенок, судорожно пытаясь проглотить фарш, с ужасом смотрел, как четыре алых капельки крови выступают на моей коже и тяжелыми струйками скатываются вниз.
«Смотри, что ты наделал!» — я сунула палец котенку под нос. Котенок не растерялся и начал тщательно слизывать мою кровь. Я засмеялась, выхватила котенка из коробки, расцеловала в нос, глаза, уши и живот. Котенок висел у меня на руке, растопырив лапы с розовыми коготками, и смотрел на меня с изумлением, как на сумасшедшую.
* * *
Следующие два дня котенок возвращался к жизни. Он еще не ходил, но уже пытался сесть в своей коробке и посмотреть за ее пределы. У него это плохо получалось, он быстро уставал и засыпал, плюхаясь на бок, как подкошенный.
Я кормила его с руки вареной курицей, яйцом, мясом. Поила из пипетки водой и молоком. По крошечкам, по капелькам, по крупиночкам.
* * *
На четвертые сутки муж запек осетрину с молодой картошкой в сметане. Сказать, что это было вкусно — не сказать ничего.
Порция на моей тарелке была огромной. Я наслаждалась роскошным ужином, коробка с котенком по-прежнему стояла рядом со мной на кухонном столе.
Я не заметила, как выронила вилку, нож, не заметила, как уснула, положив голову на салфетку около тарелки.
Проснулась я от громкого чавканья. Оно раздавалось прямо над моим ухом. Открыв глаза, я увидела своего котенка в моей тарелке с осетриной. Он, твердо стоя всеми четырьмя лапами по шею в сметане и с петрушкой на хвосте, с жадностью ел мою рыбу и не обращал на меня никакого внимания.
* * *
Еще через неделю котенок носился по дому и пытался играть со всем, что попадалось ему на пути.
Я заметила, что его пузо раздулось и при похлопывании звенело, как мяч.
В интернете я прочитала, что раздутый живот мог быть признаком вирусного асцита.
Я повезла котенка в клинику. Тот же врач, что приезжал к нам домой, не поверил своим глазам: — Это тот самый кот? Не может быть! Асцит? Да какой там асцит! Вы перекормили его сверх меры! Он же еле прыгает от обжорства!
* * *
Вчера моему коту Дэнни исполнилось восемь лет. Он не совсем здоров — у него врожденный порок сердца. Он не может долго бегать и много играть.
Но это удивительно умное, доброе, тактичное и интеллигентное животное - покладистое и не капризное. Он не дерет мебель и стены. Он не привередлив в еде и обожает гостей — всех без разбору. Когда незнакомый человек приходит к нам в дом, Дэнни встает на задние лапы, пытливо всматривается гостю в лицо, а потом дожидается, когда гость сядет за стол и можно будет прыгнуть к нему на колени. С мужчинами он ведет себя сдержанно и уважительно, а вот женщин пытается умыть: старается слизать помаду с губ, румяна со щек и тушь с ресниц.
А еще он любит мою шкатулку с бижуттерией. Стоит мне ее открыть, как Дэнни старается схватить зубами первые попавшиеся бусы и утащить их к себе в укромный уголок.

© Садистка Пародистка

Истощенные львы, которых выращивали для охотников, не видели белого света

В ЮАР волонтеры спасли из заточения львов, которых в ужасных условиях выращивали для "консервированной" охоты - подобная охота проводится на огороженной территории, и дает охотнику 100%-ые шансы на успех.

Сотрудники немецкой организации по спасению диких животных Wild@Life обнаружили ферму, на которой львов выращивали для "консервированной" охоты. Это охота считается самой жестокой и подвергается самой большой критике. Львов для нее выращивают в неволе, и она проводится на огороженной территории, что увеличивает шансы охотника на успех.

Команда спасателей была в шоке, увидев десять львов, которые жили в закрытом помещении без света и свежего воздуха. К счастью, им удалось составить необходимые документы, и вывезти львов из заточения. Они проехали более 5 тысяч километров, чтобы забрать львов, поместить их в специальный контейнер, и перевезти в заповедник.

Львов благополучно доставили в заповедник. Сейчас они живут в просторном вольере не свежем воздухе, хорошо питаются и находятся под постоянным присмотром заботливых сотрудников. Хищники пока оправляются от пережитого стресса, но главное - они здоровы, накормлены и находятся в безопасности.

К сожалению, по всей территории ЮАР существует более чем 200 ферм, где обитает около 8 тысяч львов. Владельцы ферм организуют охоту для иностранных туристов - преимущественно из США, Испании, Германии, Италии и России.

Охота на дикого льва может обойтись любителям острых ощущений в сумму до 60 000 долларов. Но есть и хорошие новости - в стране также действует множество спасательных организаций, которые активно борются с подобными фермами. Организация Wild@Life - одна из них. Благодаря усилиям ее сотрудников, с таких ферм были спасены тысячи львов.

Любитель мяты

На даче помогал родителям косить траву и по приезду домой был атакован котом, который просто вылизывал и тёрся об обувь. Я понюхал - пахнет мятой. Убрал кроссовки в шкаф. Среди ночи слышу шум, тихо так... Утром кота нет. К вечеру нет кота. Блин, обыскались и во дворе, и на улице. Через 3 дня слышу тихое такое мааяуууу... Открываю шкаф - там сидит кот, худой, опухший. Как он открыл дверцу, я до сих пор не понимаю.
P.S. Тесть ржал. Говорит: "Если мужик решил надраться - ему ничего не помешает".
Раccказaл: Табуреткин

5 утра. Суббота. Кошечка нашла на столе файл – утро начинается бодро

Суббота – мой самый любимый день недели. Но моя кошка решила, что нечего меня баловать, а то совсем от лап отобьюсь.

5 утра... Просыпаюсь от вкуснючего звука "мням-мным-мням". Долго соображаю, что это и кто. Оказывается, кто-то не очень дальновидный (даже затрудняюсь сказать – кто), оставил(а) на столе документ в файле.

Мила документ прочитала и подумала, что файл таит в себе много секретов и их срочно нужно раскрыть. На вкус. И приступила к этому действию со всей ответственностью. Мои ругательства она выслушала, вежливо наклонив голову, приказ "отвалить" не расслышала, а потом:

- Мур?

Уточнила, закончила ли я и может ли она продолжать. И продолжила...

Да что ж такое то! Пришлось вставать и "скидывать кошку на пол" (зачеркнуто) снимать ее со стола. Ложусь обратно и тут же с мыслью: "Какая же я дура!" вскакиваю и убираю этот документ в стол, кое-как справляясь с соблазном самой попробовать файл. Уж очень "заразительно" его кошка облизывала.

"Дура-дура" – подтверждает взгляд Милы... В нем искрится азарт, кончик хвоста весело ходит ходуном. А я, наивная, снова пытаюсь уснуть.

В это время из прихожей весело притаскивается самый шуршащий пакет и начинаются задорные прыжки почти пятикилограммовой тушки. Копать-колотить! Ору, угрожаю, привожу красочные сравнения и метафоры, высказываю свое мнение о ее шотландских предках.

Мила в этот момент жалеет только об одном – что в ее лапах сейчас отсутствует телефон. Ведь такой контент высоко оценили бы остальные кошки. Даже пару мемчиков можно было б нарезать.

Понимаю, что со сном придется проститься. Включаю чайник, иду умываться. А вокруг меня носится кругами, врезаясь в ноги, моя кошка. Топот стоит! Бедные соседи снизу... Решили наверное, что я совсем умом тронулась и завела себе, как минимум, двух коней.

Но это еще не конец... Мила подумала, что неплохо бы прогуляться и запела возле входной двери. Пела с душой, с чувством, рассказывая в песне про свою тяжелую жизнь в заточении.

Чтобы прекратить эти завывания, дверь я открыла. Но кошь так увлеклась творчеством, что уже и забыла, зачем она тут сидит. Вытолкала ее в подъезд ногой и пошла наливать себе кофе.

Прошло меньше минуты и что же я вижу? Эта мадам валяется между этажами на спине и изящно крутится, собирая на себя песок и пыль. Шепотом кричу на нее...

- Ась?

Кошка делает вид, что не понимает и просит повторить еще раз. Делаю шаг на площадку и повторяю...

- Чего?

Пресвятые мексиканские ёжики!!! Впрыгиваю в тапочки и иду ловить внезапно оглохшую кошку. Ню-ню... Кошка дожидалась меня, так и не удосужившись встать, а когда я наклонилась, подскочила и побежала в квартиру.

К тому времени, когда я ее помыла, выговорившись с ней на месяц вперед – я почувствовала в себе такой заряд энергии, что вполне в одиночку легко бы победила какую-нибудь небольшую страну.

Ну а Мила? А Мила, причесав себя и домыв (ничего то мы, люди, нормально сделать не может).... Легла спать! Ну и кто она после этого?

Время 6 утра, выходной, я на взводе, а кошечка спит...

- Ты потише там, я отдыхаю. - Предупредила меня Мила.

Ну и как, скажите мне, не любить после этого кошек?)))

© Cebepinka

Кофе в постель. Маргарита Матвеева

И кто завел такую моду –
кофе в постель! Без бутерброда!
Мы с хозяйкой очень рано
любим, чтоб в постель сметану.
После что-нибудь такое -
сыр, колбаску, заливное,
можно с рыбкой расстегай,
ешь, что дали, не зевай!
Антрекот не подойдет?
Подойдет и антрекот!
Вот теперь, если уж мода,
выпьем кофе… с бутербродом.

Кот-целитель. Маргарита Матвеева

Каждый кот немножко йог…
Избавляться от тревог,
от болезней и забот
вас сейчас научит кот.
Сели… все, как в волшебстве…
ждем минуту или две.
Называется асана…
Чуешь, вот она, нирвана?
Ты сидишь такой кайфовый,
выйдешь – прямо весь как новый.
В голове, как в бочке пусто –
вот такое вот искусство…

У Кощея юбилей. Маргарита Матвеева

В пятницу на юбилей
пригласил Кощей гостей,
и Яга, как говорится,
не дай бог, чтоб осрамиться,
ступу забрала с ремонта,
вымыла метлу для понта,
таки успела к четвергу -
купила новую ногу,
Ваське дома быть велела
и к Кощею улетела.

Душа, пришитая к душе. Екатерина Яковлева

Звонок в дверь раздался, как гром в ясном небе. Был тихий сентябрьский вечер, воскресенье. Окна, еще раскрытые настежь, впускали приятную прохладу ранней осени. Я писал письмо своей очередной виртуальной подружке и с головой погрузился в красивое словоблудие. От испуга даже уронил клавиатуру с колен. Чертыхнувшись, пошел открывать. В дверь уже настойчиво тарабанили.

- Кому же так неймется? Кулаки отобьете!

За дверью стоял соседский пацан Васек.

- Спрячьте его, а то мать выкинет. Я потом заберу, когда можно будет, - прошептал он, сунув мне в руки что-то мягкое и теплое, после чего быстро юркнул за свою дверь и захлопнул ее.
Из оцепенения меня вывело то, что мои ладони усердно облизывали. Я перевел взгляд на руки, откуда на меня доверчиво смотрели янтарные глаза огненно-рыжего котенка.

- Ну вот, ты меня, наконец-то, и нашел.

***

Когда мне было семь лет, мы с родителями жили в военном городке на Камчатке. Папа служил на подводной лодке, а мама инженером в порту. Родители привезли меня туда, когда мне еще и года не было, а родился я в благословенной Одессе.
Так вот, у всех моих друганов была, какая-нибудь живность: коты, собаки, попугаи, рыбки, хомячки. Так, как у меня никого не было, я хотел всех сразу и уговаривал маму, то на одного, то на другого. Наконец, мама сдалась, но с условием – это будет одно животное, и только я за ним буду ухаживать. Радости моей не было конца. Я очень боялся, что она передумает, поэтому не спал всю ночь, еле дождался шести утра и разбудил маму.

- Ты определился, за кем мы едем? – улыбалась мама, суетясь на кухне.

- Да, нет. Мне всех хочется, они все классные.

- Ладно, на рынке присмотримся...

До рынка мы так и не доехали. Сойдя с катера в Петропавловске-Камчатском, прошли через портовый зал ожидания, чтобы выйти в город. В углу, перед дверьми стояла большая коробка, в которой что-то возилось, кряхтело, пищало и скреблось. Конечно же, я в нее заглянул. А в ней хороводило шестеро котят. Я замер, разглядывая этих животных всех сразу и каждого по отдельности.

- Ну, что ты застыл? Пошли уже. Нам нужно успеть назад на пятичасовой катер.

- Мама, я хочу этого котенка!

Я протягивал ей огненно-рыжее создание, а сам блаженно улыбался.

- Он же уличный, грязный.

- Нет, он мой, теперь он мой.

Дома Мама вымыла его хозяйственным мылом от блох, и насильственно скормила ему кусочки чеснока от глистов.

- Ну вот, твоя ответственность. Как же звать-то его?

- Пашка. Пашулик.

Прошло пять лет. Пашка превратился в громадного огненно-рыжего котяру с янтарными глазами. Характер у него был наглый, все делал только по своему, правда, маму побаивался и относился к ней с уважением. Еще бы, она же его кормила.

- Весь в своего хозяина! - Кричала мама, обнаружив очередную Пашкину заподляну. - Вот, закончится мое терпение, обоих выгоню. Будете в картонной коробке на вокзале жить!

А мы с котейкой весело прятались в кладовке, да так и засыпали там.

Как раз в год моего двенадцатилетия, весной, у меня появилась сестренка, Надюшка. А потом на Камчатку пришли плохие, тяжелые времена. В квартирах было очень холодно, потому что не было электричества для отопления. Сестренка начала болеть, и родители приняли решение, что мама с нами вернется на большую землю, в Одессу, а папа дослужит контракт, после чего тоже приедет.

- Юрочка, кот останется с папой. Нам нет возможности его брать с собой. Отец его потом привезет.

Это было шоком для меня. Как это Пашка не поедет со мной? Ведь не известно сколько мы будем врозь. В этот раз мама была непреклонна.

Паша сидел на тумбочке в прихожей и доверчиво смотрел на меня янтарными глазами. Я крепился из последних сил.

- Ты даже не заметишь, как мы снова будем вместе. - убеждал его я, да и себя заодно.

Когда отец закрыл за нами дверь, я уже не выдержал, всхлипнул, и по щекам полились горячие слезы разлуки.

Конечно же, папа не привез кота с собой. Он пристроил его у друзей, в хорошие руки. А мне каждую ночь снились Пашкины доверчивые, янтарные глаза. Больше у меня не было животных. Даже, когда родители сами предлагали кого-нибудь завести, я отказывался...

Прошли годы. Жизнь моя складывалась по-всякому, трижды скатывался в яму нищеты, теряя все, чего достиг, но все равно выкарабкивался и неуклонно лез на вершину благополучия. Объездил, практически весь Мир, был даже в самых неизвестных уголках планеты, знаком со многими знаменитыми людьми. А вот семьи так и не сложилось, детей у меня тоже нет. Сейчас мне шестьдесят пять лет, и я окончательно осел в моей благословенной Одессе.

***

- Ну вот, Пашулик, мы, наконец то, вместе.

Котенок снова лизнул мне ладонь.

Васек каждый день забегал поиграться с Пашкой втайне от матери. Конечно же, забрать котенка домой, ему никто не разрешил, и тот навечно поселился у меня. Да я и не возражал. Как будто все вернулось на свои места. Мне снова двенадцать, и мой лучший друг снова со мной.

Осень всегда напоминает мне кошку...

Где-то в августе, когда одним прекрасным утром воздух вдруг начинает пахнуть совсем иначе, ты понимаешь: сентябрь наступает на пятки последнему месяцу лета. Солнце уже не обжигает так сильно, а словно целует твои плечи. Сизой дымкой тянется вечерняя прохлада, а свежезаваренный травяной чай отдает сладкой меланхолией…

Осень всегда напоминает мне кошку, которая не спеша крадется из соседней комнаты. Шаги у нее тихие, походка изящная, взгляд уверенный. Она еще не вошла, но ты уже ощущаешь ее присутствие.

А дальше дело за малым: падает первый лист, и кошка прыгает тебе на руки. Смотрит на тебя, и как бы говорит: настала самая уютная пора года…

© Анна Штамбург

У нас много историй и другого креатива, листай дальше!