Всё
мне интересны

по дате публикации за всё время
сортировать по времени
cортировать по

Десять вещей, которые должен сделать кот, обнаруживший приоткрытый холодильник

1. Не поверить своим глазам.
2. Подойти и тронуть лапкой дверь.
3. Ещё раз не поверить своим глазам.
4. Подойти и проверить: дверь точно открыта?
5. Понюхать воздух.
6. Осторожно попытаться приоткрыть дверь – вдруг ловушка?
7. Точно открыта? Тогда решительно открыть дверь нараспашку!
8. Запрыгнуть на полку, приступить к исследованию содержимого.
9. Обнаружить нечто вкусное и ценное для кота. Постараться убедиться, что оно действительно вкусное и ценное. Приступить к дегустации.
10. Холодильник взвыл, потому что дверь открыта слишком широко? Спрыгнуть, с диким мявом ворваться к людям и первым оповестить, что холодильник оставили открытым!

© Юлия Лаврушина

Эх, какие же мы разные!

За окошком Шарик скалится,
Поливает старый клён.
До чего ж он не нравится!
Не воспитан... Не умён...
Нет кошачьей деликатности,
Нет душевной красоты,
Только грубости и гадости...
Нет, собаки не коты.
Роет что-то. Лапы грязные!
Неприятный рыжий хвост.
Эх, какие же мы разные —
Кот домашний и барбос.

© Юлий Бессонов

Варюша. – Наталья Курило.

«Понимаешь, Варюша, мужчине плохо одному... Тоска меня съедает. Хочется женского тепла, ласки...» Виктор Борисович нежно поглаживал свою любимую кошечку Варю. «Видишь, как судьба сложилась, похоронили мы нашу Леночку, хозяюшку твою. И жизнь мне стала не в радость. А недавно познакомился я с одной женщиной, стали мы с ней встречаться. И вот завтра я хочу тебя с ней познакомить...»
Страшной змеёй в обличии сладкоголосой сирены вползла в их спокойную и размеренную жизнь Раиса... Когда она переступила порог их квартиры, всегда спокойная Варя вдруг зарычала и попятилась назад... Она всегда чувствовала людей, которые не любят животных. А Раиса не просто не любила... Она ненавидела всё живое. Белоснежная блонди не первой свежести с кроваво-красными губами, огромными наманикюренными когтями, вечно бегающими змеиными глазками и елейным голосом...
«Как мой любимый Человек мог выбрать эту кобру?» — подумала Варя, но потом вспомнила полные слёз глаза. «Мужчине плохо одному...» И решила потерпеть.
Раиса стала приходить к ним по вечерам. Её Человек как будто расцвёл, стал чаще смеяться. Варя терпела... А потом Раиса и вовсе перебралась жить к ним. Виктор Борисович видел, что Варя не принимает её и никак не мог понять причину такого поведения своей кошки. Тем более Раиса так старалась подружиться с Варенькой. Была такая добрая и нежная, такая заботливая и ласковая. И только Варя знала, в кого превращается эта «святая женщина», стоит только хозяину выйти из квартиры. «Как же ты мне надоела, блохастая тварь!» — кричала Раиса и при каждой возможности старалась побольнее пнуть её ногой. И не так она ходит, не там сидит, не так смотрит. Когда хозяин уходил, Варенька пряталась за диван и тихонько сидела, ожидая его возвращения. Так и проходила теперь ее жизнь. Но Варя терпела. «Мужчине плохо одному...»
Виктор Борисович подъехал к дому, припарковался и вышел из машины. Его не было дома около месяца. Длительная командировка, сдавали важный объект. Он знал, что дома ждёт его только Раиса. А маленькие пушистые лапки сегодня не выбегут к нему навстречу. А, может быть, уже никогда не выбегут... Варя сбежала... Так сказала ему Раиса по телефону. «Ой, Витюша, Варенька сбежала. Я хотела выйти, а она прошмыгнула и бежать... Я её обыскалась. Но ее нигде нет». Кажется, она даже плакала... «Какая Раиса всё-таки душевная женщина! — подумал Виктор Борисович. — А Варю я буду искать сам».
Он открыл дверь своим ключом. Раиса не слышала, как он вошёл. Она лежала в спальне на кровати и с кем-то разговаривала по телефону. «Ой, не говори, подруга! Наконец-то я избавилась от этой твари! Как увидела, что она из окна вывалилась, даже перекрестилась. Да ходила я потом, смотрела... Она на передних лапах под кусты заползла. Ты что, смеёшься? Я её и здоровой терпеть не могла... Я ему сказала, что она сбежала. Ой, да как он узнает? А если и узнает, что он сделает? Он же тюфяк, размазня!» Раиса хотела ещё что-то сказать, как вдруг увидела в дверях Виктора Борисовича. Его сердце бешено колотилось, а в глазах была такая ненависть, что Раиса все поняла... «Уходи!» — только и смог сказать он. Сначала Раиса просила прощения, потом подключала свои женские чары. Но «тюфяк» был непреклонен. Она собрала свои пожитки и, облив его на прощание помоями из отборного мата, громко хлопнула входной дверью.
«Да, была у нас такая кошка, — доктор внимательно смотрел на фотографию Вареньки. — Видно, выпала из окна. Сильнейший ушиб, но переломов не было. Должна уже встать на лапы. Её забрали волонтёры. Ищите в приютах».
Это был последний приют в городе, в котором он ещё не побывал... Каждый раз с надеждой, неся в руке переноску, он заходил в приют, а уходил, понуро опустив голову и тихо вздыхая. Катя кормила котов, когда в приют зашёл высокий интеллигентный человек в очках и обратился к ней: «Вы не подскажете, может, она у вас в приюте?» Катя посмотрела на фотографию и узнала Шпроту, которую она уже две недели лечила и выхаживала. Уловив что-то в её взгляде, Виктор Борисович встрепенулся: «Она здесь?» За Катей он почти бежал...
«Ох, Варя, Варюша, девочка моя! Малышка моя! Я так искал тебя! Прости, прости меня!» Он, не стесняясь своих слёз, нежно прижимал к себе Варю и всё шептал ей что-то на ушко. А она обнимала его лапками, мурлыкала, бодалась и лизала его лицо.
В дверь постучали. «Варюша, иди встречай Катю!» Она встала и осторожно, слегка пошатываясь, пошла к двери. «Привет, Варенька! Сегодня у тебя последний укольчик». Катя вымыла руки, сделала укол и засобиралась было уходить, как вдруг из кухни вышел Виктор Борисович с огромным букетом белых роз...
— Спасибо Вам, Катюша, за всё. Вы — наш добрый ангел! Хочу пригласить Вас поужинать вместе!
Катя взяла букет:
— А почему бы и нет...
А потом они пили шампанское при свечах, беседовали и нежно смотрели друг на друга...
А Варенька лежала на коленях у Кати, смотрела на них и улыбалась... Мужчина не должен быть один. Мужчине одному плохо...

Случайные фотографии из нашей кошко-галереи

Нажми по фотографии, чтобы добавить надпись и сделать новый прикол.

Про витаминизацию

- Мусик сомалиец. За ним нужен особый уход, - соседка уезжала на две недели в отпуск и принесла нам нечто лохматое, со свалявшейся на жопе шерстью, свисающим до пола брюхом и двумя фонарями глаз.

"Сука и предатель", - читалось на морде кота, когда он смотрел на хозяйку объясняющую нам, чем лучше кормить сомалийца.
К нашему изумлению Мусик ел такие вещи, которые мы даже не пробовали. Телятину, отварную индейку и кролика у нас в семье никто никогда не готовил.
Кот упал на бок посередине кухни и надменно наблюдал, как моя бабушка, которая в войну питалась картофельными очистками, удивлялась разнообразному меню ссаного кота.

- Галя, а чем он заслужил такие обеды? Он что, воевал? Ладно ещё вот эти собаки-спасатели... ну которые вытаскивают людей из-под развалин... А твой Мусик кого-то спас?

Мы все дружно посмотрели на кота, стараясь понять, в чем его заслуга. Мусик медленно моргнул и закрыл глаза.

Проигнорив вопрос, соседка достала из кармана маленькую баночку, в которой лежала пара чайных ложек красной икры и сказала, что можно давать коту по десять икринок в день для витаминизации.
Стоя в проходе между коридором и кухней, я услышала, как бабушка, провожая Галину, тихо себе под нос сказала: "х*янизации". Соседка остановилась в дверях и выдохнула последний наказ:

- И пусть всегда кто-то из вас будет рядом. Он плохо переносит одиночество.

- Что он не переносит?! - переспросила бабушка.

- Одиночество, - повторила Галя и, потупив взгляд, добавила, - с ним играть надо, чесать, гладить. Только голову не трожьте — этого он не любит. Лучше по спинке.

Первое, что сделала бабушка, когда​ закрылась дверь — это положила руку сомалийцу на голову, между ушей. Этот жест означал, что витаминизация отменяется.

- Ну что, холуй, куриные желудки будешь?

Кот зашипел, но Иллюзия Андреевна надавила чуть сильнее и сказала, что сейчас будем играть, чтобы животное не подумало умирать от одиночества. Бабка достала зеркальце и пустила по комнате солнечного зайчика. Такую игру Мусик не знал и скорее всего запомнил на всю жизнь. За час беготни кот поймал ровно нихрена. Зайчик скользил по стенам, к самому потолку, затем возвращался, кидался коту в лапы, проходился по мохнатой морде и снова взмывал вверх. В какой-то момент даже мне захотелось, чтобы солнце зашло до того, как кота шандарахнет инфаркт. На закате Мусик сожрал куриные желудки, невнятно мявкнул и уснул.
Бабушка сделала мне бутерброд с икрой:
- Давай, витаминизируйся, Лен. Завтра кролика будем пробовать. ​

© Собачий потрох