По дате публикации за всё время
сортировать по времени
cортировать по

Варюша. – Наталья Курило.

«Понимаешь, Варюша, мужчине плохо одному... Тоска меня съедает. Хочется женского тепла, ласки...» Виктор Борисович нежно поглаживал свою любимую кошечку Варю. «Видишь, как судьба сложилась, похоронили мы нашу Леночку, хозяюшку твою. И жизнь мне стала не в радость. А недавно познакомился я с одной женщиной, стали мы с ней встречаться. И вот завтра я хочу тебя с ней познакомить...»
Страшной змеёй в обличии сладкоголосой сирены вползла в их спокойную и размеренную жизнь Раиса... Когда она переступила порог их квартиры, всегда спокойная Варя вдруг зарычала и попятилась назад... Она всегда чувствовала людей, которые не любят животных. А Раиса не просто не любила... Она ненавидела всё живое. Белоснежная блонди не первой свежести с кроваво-красными губами, огромными наманикюренными когтями, вечно бегающими змеиными глазками и елейным голосом...
«Как мой любимый Человек мог выбрать эту кобру?» — подумала Варя, но потом вспомнила полные слёз глаза. «Мужчине плохо одному...» И решила потерпеть.
Раиса стала приходить к ним по вечерам. Её Человек как будто расцвёл, стал чаще смеяться. Варя терпела... А потом Раиса и вовсе перебралась жить к ним. Виктор Борисович видел, что Варя не принимает её и никак не мог понять причину такого поведения своей кошки. Тем более Раиса так старалась подружиться с Варенькой. Была такая добрая и нежная, такая заботливая и ласковая. И только Варя знала, в кого превращается эта «святая женщина», стоит только хозяину выйти из квартиры. «Как же ты мне надоела, блохастая тварь!» — кричала Раиса и при каждой возможности старалась побольнее пнуть её ногой. И не так она ходит, не там сидит, не так смотрит. Когда хозяин уходил, Варенька пряталась за диван и тихонько сидела, ожидая его возвращения. Так и проходила теперь ее жизнь. Но Варя терпела. «Мужчине плохо одному...»
Виктор Борисович подъехал к дому, припарковался и вышел из машины. Его не было дома около месяца. Длительная командировка, сдавали важный объект. Он знал, что дома ждёт его только Раиса. А маленькие пушистые лапки сегодня не выбегут к нему навстречу. А, может быть, уже никогда не выбегут... Варя сбежала... Так сказала ему Раиса по телефону. «Ой, Витюша, Варенька сбежала. Я хотела выйти, а она прошмыгнула и бежать... Я её обыскалась. Но ее нигде нет». Кажется, она даже плакала... «Какая Раиса всё-таки душевная женщина! — подумал Виктор Борисович. — А Варю я буду искать сам».
Он открыл дверь своим ключом. Раиса не слышала, как он вошёл. Она лежала в спальне на кровати и с кем-то разговаривала по телефону. «Ой, не говори, подруга! Наконец-то я избавилась от этой твари! Как увидела, что она из окна вывалилась, даже перекрестилась. Да ходила я потом, смотрела... Она на передних лапах под кусты заползла. Ты что, смеёшься? Я её и здоровой терпеть не могла... Я ему сказала, что она сбежала. Ой, да как он узнает? А если и узнает, что он сделает? Он же тюфяк, размазня!» Раиса хотела ещё что-то сказать, как вдруг увидела в дверях Виктора Борисовича. Его сердце бешено колотилось, а в глазах была такая ненависть, что Раиса все поняла... «Уходи!» — только и смог сказать он. Сначала Раиса просила прощения, потом подключала свои женские чары. Но «тюфяк» был непреклонен. Она собрала свои пожитки и, облив его на прощание помоями из отборного мата, громко хлопнула входной дверью.
«Да, была у нас такая кошка, — доктор внимательно смотрел на фотографию Вареньки. — Видно, выпала из окна. Сильнейший ушиб, но переломов не было. Должна уже встать на лапы. Её забрали волонтёры. Ищите в приютах».
Это был последний приют в городе, в котором он ещё не побывал... Каждый раз с надеждой, неся в руке переноску, он заходил в приют, а уходил, понуро опустив голову и тихо вздыхая. Катя кормила котов, когда в приют зашёл высокий интеллигентный человек в очках и обратился к ней: «Вы не подскажете, может, она у вас в приюте?» Катя посмотрела на фотографию и узнала Шпроту, которую она уже две недели лечила и выхаживала. Уловив что-то в её взгляде, Виктор Борисович встрепенулся: «Она здесь?» За Катей он почти бежал...
«Ох, Варя, Варюша, девочка моя! Малышка моя! Я так искал тебя! Прости, прости меня!» Он, не стесняясь своих слёз, нежно прижимал к себе Варю и всё шептал ей что-то на ушко. А она обнимала его лапками, мурлыкала, бодалась и лизала его лицо.
В дверь постучали. «Варюша, иди встречай Катю!» Она встала и осторожно, слегка пошатываясь, пошла к двери. «Привет, Варенька! Сегодня у тебя последний укольчик». Катя вымыла руки, сделала укол и засобиралась было уходить, как вдруг из кухни вышел Виктор Борисович с огромным букетом белых роз...
— Спасибо Вам, Катюша, за всё. Вы — наш добрый ангел! Хочу пригласить Вас поужинать вместе!
Катя взяла букет:
— А почему бы и нет...
А потом они пили шампанское при свечах, беседовали и нежно смотрели друг на друга...
А Варенька лежала на коленях у Кати, смотрела на них и улыбалась... Мужчина не должен быть один. Мужчине одному плохо...

Про витаминизацию

- Мусик сомалиец. За ним нужен особый уход, - соседка уезжала на две недели в отпуск и принесла нам нечто лохматое, со свалявшейся на жопе шерстью, свисающим до пола брюхом и двумя фонарями глаз.

"Сука и предатель", - читалось на морде кота, когда он смотрел на хозяйку объясняющую нам, чем лучше кормить сомалийца.
К нашему изумлению Мусик ел такие вещи, которые мы даже не пробовали. Телятину, отварную индейку и кролика у нас в семье никто никогда не готовил.
Кот упал на бок посередине кухни и надменно наблюдал, как моя бабушка, которая в войну питалась картофельными очистками, удивлялась разнообразному меню ссаного кота.

- Галя, а чем он заслужил такие обеды? Он что, воевал? Ладно ещё вот эти собаки-спасатели... ну которые вытаскивают людей из-под развалин... А твой Мусик кого-то спас?

Мы все дружно посмотрели на кота, стараясь понять, в чем его заслуга. Мусик медленно моргнул и закрыл глаза.

Проигнорив вопрос, соседка достала из кармана маленькую баночку, в которой лежала пара чайных ложек красной икры и сказала, что можно давать коту по десять икринок в день для витаминизации.
Стоя в проходе между коридором и кухней, я услышала, как бабушка, провожая Галину, тихо себе под нос сказала: "х*янизации". Соседка остановилась в дверях и выдохнула последний наказ:

- И пусть всегда кто-то из вас будет рядом. Он плохо переносит одиночество.

- Что он не переносит?! - переспросила бабушка.

- Одиночество, - повторила Галя и, потупив взгляд, добавила, - с ним играть надо, чесать, гладить. Только голову не трожьте — этого он не любит. Лучше по спинке.

Первое, что сделала бабушка, когда​ закрылась дверь — это положила руку сомалийцу на голову, между ушей. Этот жест означал, что витаминизация отменяется.

- Ну что, холуй, куриные желудки будешь?

Кот зашипел, но Иллюзия Андреевна надавила чуть сильнее и сказала, что сейчас будем играть, чтобы животное не подумало умирать от одиночества. Бабка достала зеркальце и пустила по комнате солнечного зайчика. Такую игру Мусик не знал и скорее всего запомнил на всю жизнь. За час беготни кот поймал ровно нихрена. Зайчик скользил по стенам, к самому потолку, затем возвращался, кидался коту в лапы, проходился по мохнатой морде и снова взмывал вверх. В какой-то момент даже мне захотелось, чтобы солнце зашло до того, как кота шандарахнет инфаркт. На закате Мусик сожрал куриные желудки, невнятно мявкнул и уснул.
Бабушка сделала мне бутерброд с икрой:
- Давай, витаминизируйся, Лен. Завтра кролика будем пробовать. ​

© Собачий потрох

В избушке Бабы-Яги: Мой тебе пирог

— Водяной! — позвал Баюн, сидя перед болотом. — Водяно-о-о-й!

— А? — Водяной высунул голову из воды, — Чего тебе?

— Вчера одна из твоих подопечных напала на бабушку. Требую выдать её для несправедливого суда.

Водяной подавился водой.

— Из моих? — удивлённо забормотал он. — Из русалок, что ли? Алёнка это была, не иначе, все нервы мне уже…

— Не из русалок, — поморщился Баюн. — Из жаб.

— Из жаб? — булькнул Водяной. — Жаба напала на Ягу?

— Так она сказала. Принеси мне эту жабу, не то я скажу Богатырям, что ты за девицами в озере подглядываешь.

— Да не я это был!

— Знаю, — кивнул Баюн. — Это не ты, а Кощей — издалека не понять, чья лысина блестит, чем он и пользуется, подставляя тебя под удар. Но пока Богатыри разберутся! Жабу неси.

— Не понимаю, — Водяной задумчиво отхлебнул воды из болота. — Погоди, а что Яга-то сказала насчёт этой жабы?

— Что она её душит. Подумать только! Душить бабушку!

— Тьфу, дурень! Это выражение такое! Что Яга делала перед тем, как её жаба душить начала?

— С рынка вернулась, — подумав, ответил Баюн. — Говорит, платье там было красивое, но дорогое. Хотела купить, но жаба душит начала.

— Ну вот! — обрадовался Водяной. — Это всего лишь значит, что ей жалко столько платить. Никакой настоящей жабы там не было. Не будешь ничего Богатырям говорить?

— Скажу, как же иначе. Сам виноват, не надо было меня дурнем называть. Бывай, водоплавающий!

***

— Мать честная! — ахнула Баба-Яга, развернув свёрток. — Платье! Украл?

— Сам себе удивляюсь, но нет, — Баюн запрыгнул на печь и потянулся. — Купил.

— Ты? Купил?

— Представь себе. Но ты не подумай обо мне плохо, бабушка — сначала я действительно собирался его украсть.

— А чего передумал? — усмехнулась Яга.

— Что-то мне подсказало, что купец сразу пожалуется Богатырям, — Баюн зевнул. — А те очень быстро заявятся сюда и всё испортят.

— Ты зелье для ума выпил, что ли? Да не дуйся, шучу я. А деньги ты где взял?

— Заработал.

— Ты? — удивилась Яга.

— Я, — самодовольно кивнул Баюн. — Практически честным трудом.

— А фактически?

— Ложью, обманом и манипуляциями с человеческой жадностью.

Яга тяжело вздохнула:

— Рассказывай.

— Помнишь сказку, в которой некий юноша обменял корову на бобы?

— Почему сказку? — пожала плечами Яга. — Я того старика лично знаю, мне бы он врать не стал.

— Это не важно, — Баюн развалился на печи, свесив голову вниз. — Важно то, что я сел на пути к рынку и предлагал некоторым людям купить у меня волшебный горох.

— Горох?

— Да, на поле за селом собрал. Та сказка сыграла мне на лапу, ещё два раза пришлось на поле возвращаться.

— Ты ведь понимаешь, что люди скоро поймут, что ты их обманул и пожалуются Богатырям? — спросила Яга. — Платье вернуть придётся.

— Не раньше, чем в следующем году, — усмехнулся Баюн. — Горох хоть и волшебный, но сажать его надо, как и положено, сейчас уже поздно. А вот когда в следующем году поймут и пожалуются — тебе это платье уже десять раз надоесть успеет, можно будет и вернуть.

— Умно! — восхищённо протянула Яга. — Ладно, рассказывай, ради чего стараешься-то? Что хочешь? Сметаны?

— Сметаны я на оставшиеся деньги купил, — сказал Баюн. — Молочник мне ещё должен остался, до конца месяца бесплатно кормить будет.

— А ради чего тогда?

Баюн шлёпнулся с печи и тут же сел, вылизывая лапу, и делая вид, что так было задумано.

— Ну как, — Баюн замялся. — Ты же иногда делаешь пирог просто так, чтобы мне было радостно? Ну вот платье — это мой тебе пирог. Понимаешь?

— Понимаю, — улыбнулась Яга. — Хороший ты всё же кот, Баюн. Ладно, отвернись, буду платье мерять. А если с размером угадал — такой пирог тебе сделаю, неделю встать не сможешь.

© Не такая сказка

Вот построил чукча дом... ММГ

Вот построил чукча дом,
хорошо живется в нём!
Крути хоть этак, а хоть так -
получился особняк!
Дом почти евростандарт -
в двух комнатах олени,
есть кладовая для нарт
и прочей дребедени.
Больше нету тесноты -
рядом в комнате коты,
здесь пара комнат для собак…
Не привыкнет сам никак!
Всем комфортно, всем подходит-
особняк по рангу,
лишь чукча места не находит,
ходит спать в ярангу…

О текущем...

Не понимаю, как у них получается.
Не иначе как телепатия.
Забежала к приятельнице, сидим пьём чай.
На кухню выдвигается хозяйский кот Фердинанд.
Садится на толстую задницу и молча смотрит.
Я, собственно говоря, только поздороваться. Хочешь погладить? Ну, погладь. Почеши. Вот тут не чёсано. Тут чеши. А кстати, вы чем заняты? Едите? Ешьте-ешьте, куда только в вас лезет. Не совестно обжираться, когда другие голодают? Нет, я не про Африку! Да, десять кило живого веса, и что?! Десять кило недоедания, боли и невыразимых мучений! Вспух от голода! Боже мой, чую, ветчина! Помру, захлебнувшись слюной, так и не попробовав. Кусочек! Крохотный! Посмотреть! Одним глазком! Издали! Понюхать! Чтоб было на том свете что вспомнить! Ещё! Ещё! И сыру! Куда рыбу прячете, сатрапы?! Ироды, навуходоносоры! Прокляну! Блаженство, блаженство! Отзынь, постылая, не до тебя! Уффф! Благодать! Услада сердца! Уфффф! Всё, что ли? Больше нету? А если найду? Быстро руки убрала, пока целы! Себя гладь! Да, когти! Предупреждал, не люблю фамильярности! Притомился я что-то. Пойду себе. Забудусь чутким сном. Чутким голодным сном. Очень чутким. Очень.

© Наталья Волнистая

Каждому внуку по кошке. ММГ

Мы с хозяйкою скучаем,
чем заняться и не знаем -
внуки вон какие,
все уже большие!
А у соседки восемь плошек,
восемь внуков, восемь кошек -
каждому по кошке,
каждому по ложке
восемь по углам лотков,
восемь у стены горшков.
Если в доме внуки,
тут уж не до скуки…

Неуловимый. ММГ

Всей семьёю мы с карниза
попытались снять Маркиза.
Его снимешь! Он, гад, шустрый,
он давно уже за люстрой…

Ночная жизнь. ММГ

Про то не все, наверно, знают -
игрушки в полночь оживают,
и благо лапы на шарнире,
тыгыдымят по квартире,
дружно вверх задрав хвосты,
как обычные другие настоящие коты.

Непонятная улица. Маргарита Матвеева

Нет интересней ничего окна в квартире –
можно сидеть подряд часа четыре!
Смотреть на улицу занятно,
но как живут там, непонятно.
Полно травы, деревьев и цветов,
но ни диванов нет, ни мисок, ни лотков….

У нас много историй и другого креатива, листай дальше!